Рубрики

пятница, 13 июля 2018 г.

Из опыта применения средств вооруженной борьбы при проведении военных действий на территории Северо-Кавказского региона


АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ВООРУЖЕНИЯ И ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ 
(Из опыта применения средств вооруженной борьбы при проведении военных действий на территории Северо-Кавказского региона)
А.Б. Бухтатов Омский автобронетанковый инженерный институт
Наука и военная безопасность. 2016. № 3

Опыт применения средств вооруженной борьбы при проведении военных действий на территории Северо-Кавказского региона в определенной мере позволяет выявить направления дальнейшего развития образцов вооружения и военной техники с учетом особенностей их применения. Специфика внутреннего вооруженного конфликта в Чечне в значительной мере влияла на эффективность применения вооружения и военной техники.

Опыт применения средств вооруженной борьбы при проведении боевых действий не в полной мере позволяет определить эффективность применения образцов вооружения и военной техники из-за ряда особенностей, присущих внутреннему вооруженному конфликту. Прежде всего, эти особенности связаны с характером вооруженной борьбы с неформальными вооруженными формированиями (НВФ), использующими партизанские и террористические методы, а также отсутствием возможности полного использования боевых потенциалов штатного вооружения в комплексе со средствами боевого обеспечения в горно-лесистой и горной местности.

Бронетанковое вооружение и техника (БТВТ) широко использовалась. В связи с тяжелыми условиями эксплуатации, резкими сменами температур и сложными климатическими условиями в зоне боевых действий БТВТ имели значительное количество технических неисправностей. Кроме того, во время первой чеченской кампании большие потери БТВТ были связаны с ошибками в применении танков в городских условиях без должной подготовки и обеспечения.

Тактически целесообразное использование танков Т-72 и Т-62М как на равнинной местности, так и в горах обеспечило достаточно высокую их эффективность. Основное вооружение танков обеспечивало поражение противника, укрытого в пещерах, норах при стрельбе прямой наводкой.

В реальных условиях подтвердили свои боевые качества БМП-1, БМП-2, БТР-70, БТР-80, БМД-1, БМД-2, БМД-3 и МТ-ЛБ. Полную непригодность к боевому использованию в составе пунктов управления показали БТР-60ПБ и БТР-70. Высокая устойчивость к воздействию мин и фугасов была отмечена у БТР-80. Анализ характера поражения танков, БМП и БТР показывает, что 90 % попаданий носит однотипный характер, связанный с особенностями использования НВФ противотанковых средств поражения. Так, наиболее уязвимыми в танках оказались боковые и кормовые проекции, а также область верхней полусферы.

Для БМП-2, БРДМ, БТР-70 основными зонами поражения являлись: в лобовой проекции – место расположения механика-водителя, в боковой проекции – место расположения стационарных и навесных топливных баков. Кроме того, зафиксированы многочисленные поражения боковых проекций бронетехники при ведении огня снизу вверх.



 Ракетно-артиллерийское вооружение. Высокие боевые возможности показали РСЗО «Ураган», «Град»; САУ и СГ – 2С1 «Гвоздика», 2СЗ «Акация», 2С19М «Мста-С»; Д-30; СП -2С5 «Гиацинт»; ПТРК «Метис». К основным объектам, назначаемым для поражения, относились: скопления НВФ; базы и центры их подготовки; подготовленные укрепленные узлы и оборонительные сооружения; объекты управления и информационного воздействия на население (теле и радиоцентры, ретрансляционные пункты, узлы связи); орудия, минометы и зенитные средства, а также объекты инфраструктуры и жизнеобеспечения. Эффективно применялись зенитные системы, в том числе ПЗРК 2С6 «Тунгуска» и ЗСУ-23-4 «Шилка».


Положительную оценку заслужили артиллерийские и минометные системы, имеющие повышенную точность стрельбы и обладающие высокой степенью поражения противника: – РСЗО «Град» – поражение живой силы и огневых средств зажигательными снарядами МЗ-21 и снарядами 9М215 при стрельбе по площадным целям; – 152 мм СГ «Мста-С» – поражение живой силы в местах скопления на больших дальностях, а также огневых точек на дальности до 1000 метров; – 120-мм миномет ПМ-120 и 120-мм самоходное артиллерийское орудие 2С9 «Нона» – эффективное поражение отдельных огневых точек, а также стрельба по обратным скатам высот; – 82-мм минометы 2Б14 и БМ-37 – поражение живой силы в условиях непосредственного соприкосновения с противником. Значительно снижала эффективность боевого применения РАВ его низкая техническая готовность и обеспеченность запасными частями и агрегатами. Комплексы командирских машин управления огнем, подвижные разведывательные пункты и входящие в их состав аппаратура и приборы имели много технических неисправностей. Приборные аккумуляторы, как правило, находились также в неисправном состоянии. Количество и качество средств связи и ЗАС не позволяли создать закрытую систему управления огнем артиллерии.

Развернутые артиллерийские метеостанции из-за неисправности аппаратуры не обеспечивали достоверными метеоданными боевые расчеты при ведении стрельб. Выносными средствами разведки, прежде всего, малогабаритными лазерными дальномерами ЛПР-1 и средствами ведения разведки ночью было укомплектовано не более 30 % артиллерийских наблюдательных пунктов. Существующие средства артиллерийской разведки (СНАР-10, АРК-1M) не соответствовали предъявляемым к ним требованиям и не позволяли реализовывать в полной мере боевой потенциал вооружения. Аналогичное положение и со средствами автоматизации управления.

Номенклатура боеприпасов ствольной и реактивной артиллерии не отвечала современным требованиям по точности, могуществу, кучности стрельбы, качеству порохов и метательных зарядов. Стрелковое оружие и средства ближнего боя: гранатометы АГС-17, СПГ-9М, РПГ-18, РПГ-22, РПГ-27 и РПГ-29 успешно применялись как в горных, так и в городских условиях. Положительно зарекомендовали себя 7,62-мм АКМ, 7,62-мм СВД. Снайперская винтовка В-94 в горно-лесистой местности широкого применения в специальных подразделениях не получила. При штурме господствующих высот в условиях непосредственного соприкосновения с противником для огневого подавления наиболее эффективно использовался 40-мм ГП-25 с выстрелами ВОГ-25, ВОГ-25П. Огнеметы РПО-А эффективно позволяли решать задачу по уничтожению складов с боеприпасами в опорных пунктах (пещерах), разрушению горных дорог, путей снабжения противника, уничтожению живой силы, отдельно действующих снайперов и гранатометчиков.

Наиболее существенными факторами, влияющими на эффективность применения вооружения и военной техники, являлись: – условия горной и горно-лесистой местности; – применение устаревших средств поражения с длительными сроками хранения, в результате чего не все боеприпасы срабатывали на взрыв; – недостаточная подготовленность личного состава как в применении, так и в обслуживании вооружения и техники; – низкая техническая готовность и обеспеченность современными средствами поражения, связи, разведки, навигации, а также запасными частями и агрегатами. Вывод: опыт боевых действий дает основание не только указать на факты применения вооружения и военной техники, устаревших образцов, их низкую эффективность и присущие им недостатки, но также определить перспективные направления модернизации и развития ВВТ.



 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Булычев О. Танки: чья возьмет? // Армейский сборник. 2004. № 2. С. 47–51.
2. В. Гуров. Начиналось и было // Армейский сборник. 2004. № 1. С. 39–41.
3. Московский А.М. Современная теория и практика планирования и развития вооружения: основные выводы направления совершенствования // Военная мысль. 2003. № 1. С. 37–43.
4. Контртеррористическая операция на Северном Кавказе: основные уроки и выводы: Букреев Ю.Д., Каратуев М.И., Золотов Л.С. // Военная мысль. 2000. № 3. С. 5–21.; Сердцев Н.И. // Военная мысль. 2000. № 4. С. 20–24. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email