Рубрики

понедельник, 1 января 2018 г.

НОВЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ТАНКА


Канд. техн. наук В.И. Евдокимов
ОАО «ВНИИТрансмаш»
Вопросы оборонной техники. Серия 16: Технические средства противодействия терроризму. 2014. № 5-6.

В статье на основе анализа развития современного высокоточного оружия делается вывод об определенном кризисе в разработке средств зашиты танков. В качестве их развития пред­лагается использование для зашиты танкового подразделения единого индивидуально-группового комплекса, в который комплексы индивидуальной зашиты включаются составными частями. Рассматриваются состав, возможности и логика применения такого индивидуаль­но-группового комплекса.


Анализ развития противотанкового высоко­точного оружия (ВТО) позволяет сделать вывод о появлении в нулевые годы его поколения, обла­дающего качественно новыми свойствами.
На вооружении остаются модернизированные противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) с полуавтоматическим командным наведением (TOW-2, TOW-2B, HOT-2T, HOT-3, Milan-3, Bill-2, Hj-9E...) [1, 2]. Для них характерны общие направ­ления совершенствования:
   увеличение калибра и, соответственно, повышение бронепробиваемости до уровня 1200...1400 мм гомогенной брони;


   оснащение тандемной кумулятивной бое­вой частью;
   атака с превышением по высоте и исполь­зованием при пролете над танком боевых частей типа ударное ядро;
    повышение помехозащищенности систе­мы управления ракетой путем введения дополни­тельных каналов слежения за ракетой, использо­вания схемы «запрос-ответ», совершенствования алгоритма обработки информации.
Боеприпасы с полуактивным лазерным и радиолокационным подсветом цели ( AGM-114K, AGM-114L, Lahat, XM1007 MRM-KE, XM1111 MRM-CE, Excalibur, Polynege...) [3-6] совершен­ствуются в части:
    изменения длины волны излучения подсвета;
    кодирования последовательности импуль­сов подсвета.
Внедряется новое поколение боеприпасов ВТО с телевизионными и тепловизионными сен­сорами в системах наведения (Javelin, PAM, LAM, TOW-2B, кассетные боеприпасы Smart 155, Bonus, SKEET, BAT.).
Появились образцы ракет с управлением по волоконно-оптической линии связи (EFOGM, Polyfem, Spike).
Приняты на вооружение противотанковые кинетические ракеты LOSAT, поражающие танк за счет кинетической энергии более 20 млн Дж.
Появились зарубежные аналоги отечествен­ных ПТРК с лазерными командно-лучевыми си­стемами наведения (MAPATS, Trigat, ZT-35 SWIFT, ALTA, Combat...).
Атака с дальности более 8 км, высокая по­мехозащищенность каналов управления и могу­чие боевые части, поражающие танк с наиболее уязвимых ракурсов, делают противотанковое ВТО гарантированным средством уничтожения броне­техники.
Высокую эффективность боеприпасов ВТО обеспечивает его включение в качестве одного из исполнительных средств в состав разведыва­тельно-ударного комплекса, единого для всего театра боевых действий, который за последнее десятилетие стал реальностью в вооруженных силах стран НАТО. Доктрина сетецентрического фронта, базирующаяся на единой информацион- но-управляющей боевой системе, дает, как пока­зали конфликты последнего времени, решающее преимущество в военном конфликте [7].
По мере появления и совершенствования ВТО танкостроители совершенствовали системы защиты машин. В дополнение к многослойной броне современные танки оснащаются принципиально новыми системами защиты. Это дополнительные противокумулятивные экраны, комплекты контей­неров динамической защиты, комплексы активной защиты и оптико-электронного противодействия. Каждая из них реализует свой специфический спо­соб защиты [1, 2, 8-12].
На танках контейнеры современной отече­ственной защиты «Реликт» могут отразить атаку кумулятивного боеприпаса. Новое поколение ди­намической защиты, построенное на использова­нии «энергетических веществ», способно стать за­щитой легких бронированных машин. Структуру динамической защиты дополняют решетчатые экраны, предназначенные для разрушения либо преждевременного инициирования кумулятивных боеприпасов.
Особое внимание уделяется предотвращению попадания в машину современных могуществен­ных боеприпасов. Для этого применяются комп­лексы активной защиты и оптико-электронного противодействия.
Образцы отечественного комплекса актив­ной защиты «Арена» способны встречным отстрелом контрбоеприпаса поразить атакующие боеприпасы на безопасном удалении от машины, снизить эффективность подлетающих бронебойно-подкалиберных снарядов. Их появление ини­циировало разработку за рубежом образцов це­лого ряда аналогичных разработок (AWISS, SPATEM, Quick Kill, Akers Krutbruk ...), первая из которых — израильский комплекс «Trophy» уже прошла проверку в боевых условиях на танках «Merkava Mk4» во время очередного ближневос­точного конфликта. Появилась модификация «Trophy light» для защиты легкой бронетехники. Новое поколение комплексов активной защиты (Заслон, SCUDO, AMAP ADS) представляет со­бой размещенные на изделии модули, которые при подрыве направленным действием поражают ата­кующий боеприпас рядом с машиной.
Для воздействия на системы наведения ВТО в 1986 году был принят на вооружение комплекс оптико-электронного противодействия «Штора-1» [1, 2]. Позже были разработаны рядом зарубеж­ных фирм аналогичные комплексы (LEDS-100, ARPAM, KBCM, DAS, MUSS...), имеющие при­мерно те же функциональные возможности.
Развитие систем защиты заставило разработ­чиков противотанкового вооружения искать новые пути повышения эффективности атак танков. Именно таким путем стал переход на атаки наименее защищенной плановой проекции бро­нетехники. Боеприпасы либо атакуют с набором высоты и последующим пикированием на танк (AGM-114B, Javelin, XM1111 MRM-CE), либо срабатывают при пролете над ним (TOW-2B, Bill-2, Combat). Сверху атакуют танки кассетные суб­боеприпасы с самонаведением (BAT, TGSM) и с самоприцеливанием (SMART-155, BONUS, Skeet... ) — принципиально новый класс средств поражения танков. Сочетая высокую точность наведения с применением боевой части типа «ударное ядро», они способны последовательно сканировать большой участок местности и сра­ботать точно по танку.





Особую опасность этот новый класс проти­вотанкового ВТО представляет из-за того, что оно является частью разведывательно-ударного ком­плекса — системы, способной собрать информа­
цию о танковом подразделении, провести целерас- пределение и выбрать средство поражения, при­чем само подразделение рассматривается при этом как единая групповая цель.
В сложившейся к настоящему времени си­туации можно резюмировать следующее. Каче­ственный скачок в развитии средств защиты тан­ка позволяет говорить об их определенном паритете с «классическим» фронтовым противо­танковым оружием, особенно с используемым в локальных конфликтах последнего времени. Од­новременно надо отметить относительно слабую защиту бронетанковой техники от ВТО нового поколения, которое может применить технологи­чески сильный противник в процессе воздушно­наземной операции на всей оперативной глубине фронта. Это утверждение равно относится и к новым типам ракет (Javelin, XM1111 MRM-CE...), и к кассетным боеприпасам.



Рис. 1. Танк CV90-120 с комплексом DAS

Использование боевых частей типа «ударное ядро» ограничивает применение против них комплек­сов активной защиты, поэтому логичным ответом стал поиск путей качественного совершенствования бортового комплекса радио и оптико-электронного противодействия для придания ему новых функций защиты. Подобные работы ведутся в ряде стран, на­пример, может быть упомянут комплекс DAS на из­делии СУ90-120, в состав которого включены ра­диолокатор просмотра верхней полусферы и выстреливаемые ложные цели (рис. 1), а также раз­рабатываемая канадским институтом DRDC Valcartier танковая оптоэлектронная комбинирован­ная разведывательно-боевая система BRILLIANT (Beamrider Laser Localization Imaging and Tracker).
Известно, что израильской фирмой ELTA Limited налажено производство малогабарит­ных радаров, по характеристикам соответству­ющих задаче обнаружения атакующих боепри­пасов в широком секторе обзора на дальности более 400 м.
Концерном Nexter и фирмой Daimler-Chrysler в 2003-2010 годах делалась попытка приспосо­бить для обнаружения атаки танка пеленгатор P-MILDS — модифицированный аналог авиаци­онных пеленгаторов подлета ракет по их ультра­фиолетовому излучению [13-15]. Недостаточная чувствительность прибора и избыточно большое время срабатывания (3 с) сделали эту попытку неудачной.
На танках Leclerc и Leopard 2A7 появились системы постановки выстреливаемых ложных целей.
Априорные ориентировочные оценки, сделан­ные зарубежными специалистами, показали, что системы наведения нового ВТО эффективны и разнообразны, а ответный бортовой комплекс про­тиводействия будет громоздок, энергозатратен, малонадежен и, к тому же, по стоимости стано­вится сравним с самим танком [16]. Разместить его на машине предельно сложно. 
Сложившаяся ситуация заставляет по-ново­му взглянуть на проблему защиты бронетехники. Возможным выходом из нее представляется об­ращение к концепции групповой защиты подраз­деления. Успешная борьба с комплексом ВТО высокого иерархического уровня возможна толь­ко при противопоставлении ему комплекса того же уровня [17-21]. Преимуществами такого под­хода можно считать возможность использования более широкой номенклатуры средств разведки и противодействия и, в то же время, упрощение и относительное удешевление оборудования линей­ной машины.
В сухопутных войсках структурной единицей, которая должна обладать групповым комплексом защиты, может быть принято тактическое под­разделение уровня рота — батарея — дивизион. Выбор обусловлен тем, что именно такое подраз­деление для атакующего ВТО представляет со­бой единую цель [1, 2].
Структурно групповой, а точнее индивидуаль­но-групповой комплекс защиты подразделения имеет в составе:
    комплект специализированных средств групповой защиты;
    танковые бортовые комплексы защиты;
    сетевую систему информационного обмена и управления защитой (автономную либо как ветвь единой системы управления подразделением).
Бортовые комплексы индивидуальной защи­ты, сохраняя функции защиты носителя, без зна­чительного усложнения расширяют свои возмож­ности как составная часть группового комплекса.
Основным назначением группового комплек­са является защита подразделения на этапах выдвижения и развертывания, когда оно пред­ставляет собой единую цель. Комплексы инди­видуальной защиты при необходимости тоже могут участвовать на этом этапе в проведении цикла защиты, но всё же их ресурс целесообраз­но сохранять до вступления в боевой контакт с противником, когда основная нагрузка ложится на них, а групповой комплекс лишь дополняет ин­формационное обеспечение.
Выбор схемы защиты танков на основе ин­дивидуально-группового комплекса дает возмож­ность конкретизировать облик каждой из его со­ставляющих.
Комплекс индивидуальной защиты линейного танка имеет ограниченный состав. Он включает в себя только средства, которые функционально не­отделимы от машины и обеспечивают упрощенный вариант защиты даже при нарушенной в условиях боя системе управления групповым комплексом. Это средства снижения заметности и искажения облика машины, аппаратура регистрации прямо­го лазерного облучения, система дистанционной постановки аэрозольных завес и ложных целей.
На долю группового комплекса остается за­дача сбора информации об угрозе атаки подраз­деления и состоянии индивидуальных комплексов, анализ собранной информации, а затем проведе­ние цикла защиты всеми возможными, в том чис­ле групповыми средствами.
Групповой комплекс должен представлять собой набор модулей, которые могут быть раз­мещены как на машинах подразделения, так и на специализированном носителе, имеющем ту же ходовую базу.
Должна быть предусмотрена основа для воз­можности распределения этих модулей между линейными машинами подразделения. Для этого на них предусматривается стандартная платфор­ма, питание, интерфейс, блок информационного обмена.
Приведем примеры модулей группового ком­плекса:
1.     Пассивная станция радиотехнической раз­ведки для контроля района движения подразде­ления. Такая станция функционально близка к станциям разведки ПВО, конструктивно — к пас­сивным головкам самонаведения противорадио- локационных ракет [1].
2.     Радиолокационная станция обзора верхней полусферы с дальностью обнаружения атакую­щих боеприпасов, достаточной для организации цикла защиты (рис. 2) [22].
Рис. 2. Прототип радиолокационной станции обзора

Рис. 3. Морская система постановки поля помех ПК-16

1.    Станция оптико-электронной разведки, ис­пользующая телевизионные и тепловизионные сенсоры [23, 24].
2.     Станция постановки помех системам гло­бального позиционирования [1].
3.     Станция постановки радиотехнических по­мех радиолокационным станциям обзора и наве­дения ракет.
4.     Мощная система дистанционной поста­новки поля аэрозольно-дипольных помех (рис. 3) [21, 25].

Рис. 4. Схема работы комплекса SLID

Серийные прототипы перечисленных уст­ройств используются в интересах других родов вооруженных сил и после доработки могут быть введены в состав комплекса.
Система управления индивидуально-группо­вым комплексом строится по сетевому принципу с дублированием, в своем алгоритме использует информацию от системы топопривязки танков, системы «свой-чужой», системы управления бо­евыми действиями подразделения и системы кон­троля живучести танков. Блок связи системы уп­равления получает информацию об угрозе атаки от ПВО района движения подразделения.
Модульная конструкция комплекса позволя­ет проводить отбор его рационального состава в зависимости от потенциальных угроз конфликта.
Опыт зарубежных разработок показывает, что возможности комплекса не обязательно ог­раничиваются постановкой помех — soft kill по иностранной терминологии [1]. К ним могут до­бавиться и групповые средства hard kill, способ­ные отражать атаку по машинам подразделения. Пример подобной разработки — проведенная в США программа SLID, в которой велась разра­ботка системы обнаружения и поражения подлета­ющих боеприпасов, причем вертикально стартую­щая противоракета разворачивалась на направление атаки и встречала боеприпас на дальности до 250 м (рис. 4).
По ее результатам разработан фирмой Raytheon и проходит этап внедрения комплекс активной за­щиты Quick Kill (рис. 5).



Рис. 5. Образец ракет комплекса Quick Kill

На этапе окончательного определения облика комплекса должен быть решен вопрос о том, како­му подразделению — роте или батальону прида­
ется специальный носитель средств группового комплекса, а где достаточно набора модулей, раз­мещенных на линейных машинах подразделения.
Возможности индивидуально-группового ком­плекса позволяют реализовать следующие режи­мы защиты.
Режим ожидания угрозы. Используется в районе сосредоточения и на марше. Включены станция радиотехнической разведки и система информационного обмена, в том числе внешние каналы связи с ПВО района. По результатам сбо­ра информации вырабатывается признак угрозы атаки.
Режим угрозы атаки. Производится вклю­чение всех модулей группового комплекса и ком­плексов индивидуальной защиты танков. При ре­гистрации носителей атакующих боеприпасов вырабатывается признак атаки.
Режим отражения воздушной атаки. Про­изводится перевод средств разведки с кругового обзора на слежение за сектором атаки. При регист­рации атакующих боеприпасов постановка на на­правлении атаки поля помех групповыми помеховыми средствами, постановка на направлении атаки аэрозольно-дипольных завес перед машинами сред­ствами комплексов индивидуальной защиты.
Режим отражения атаки ВТО. Групповы­ми средствами формируется помеховое поле не­посредственно вдоль колонны машин подразделе­ния, а индивидуальными комплексами вокруг них.
Режим отражения наземной атаки (заса­да на марше, встречный бой). Производится пере­вод средств разведки группового комплекса в на­земный режим поиска. Выдается на машины под­разделения информация об атаке танка боеприпа­сами ВТО. При необходимости проводится поста­новка групповыми средствами на направлении атаки противника маскирующего помехового поля.
Оценочные расчеты показывают, что внедре­ние индивидуально-группового комплекса защи­ты подразделения позволит в 3...4 раза снизить его потери от действия ВТО и сохранить боеспо­собность на этапах, предшествующих бою.
Выводы
1.     Интенсивное развитие современного про­тивотанкового ВТО, атакующего плановую про­екцию танков, ставит задачу поиска новых спо­собов их защиты.
2.     Придание танковому комплексу индивиду­альной защиты функций противодействия новому поколению ВТО ведет к его чрезмерному услож­нению и удорожанию, делает нерешимой задачу его размещения на танке.
3.     Решением задачи защиты от ВТО может стать разработка единого индивидуально-группо­вого комплекса подразделения, в котором функ­ция обнаружения атаки в значительной степени передана групповым средствам разведки.
4.     Переход к схеме индивидуально-группово­го комплекса позволит вести разработку в два этапа. На первом — оснастить танки относитель­но простыми и дешевыми комплексами индиви­дуальной защиты, заложив принципиальную воз­можность их введения в групповой комплекс, на втором — ввести их составными частями в раз­работанный групповой комплекс.

Литература
1. Евдокимов В.И., Гуменюк Г. А., Андрю­щенко М. С. Неконтактная защита боевой техни­ки. — СПб.: Реноме, 2009.
2.    Борисов Е.Г., Евдокимов В.И. Высокоточ­ное оружие и борьба с ним. — М.: Лань, 2013.
3.    LAser Homing Attack Missile (LAHAT), Israel. URL: http: //www. army-technology. com/ projects/laser-homing-attack-missile/.
4.    120mm Mid-Range Munition (MRM). URL: http: //www. globalsecurity.org/military/ systems/ munitions/mrm.htm.
5.    MRM KE/CE 120mm. URL: http://defense- update.com/products/digits/120MRM.htm.
6.    Tank MCS XM1202: new technologies and changing values. URL: http ://survincity.com/2012/05/ tank-mcs-xm1202-new-technologies-and-changing/.
7.    Кондратьев А.Е. Сетецентрический фронт. Боевые действия в едином информационном пространстве. Национальная оборона, 2011, 2. — С. 10-18.
8.    Эволюция динамической защиты легкобро­нированных боевых машин. Army Guide. URL: http:/ /www.army-guide.com/rus/article/article_2281 .html.
9.    Григорян В. А., Дорохов Н.С. и др. «Невзрыв­ная противокумулятивная динамическая защита», Оборонная техника, № 1, 2, 2002 г. — С. 18-27.
10.                     Scudo. URL: http ://www. army-guide. com/ rus/product4508.html.
11.                     Quick Kill—Active protection system. URL: http: //www. army-guide. com/ eng/product4950. html.
12.                     Мураховский В.И., Павлов М.В., Сафо­нов Б.С., Солянкин А.Г. Основные направления развития легких танков. Современные танки. Под ред. Сафонова Б.С. и Мураховского В.И. — М.: Арсенал-Пресс, 1995. C. 226-231.
13.                     Rapanotti J.L. and al. Preliminary study of defensive aids suite technology for the armour combatvehicle programme. - DRDC Valcartier TM- 2003-274, February,2007. URL: http/pubs.drdc,gc.ca.
14.                     MUSS (Abstandsaktives Schutzsystem). Vor- und Nachteile. 2012. URL: http://de.wikipedia.org/wiki/ MUSS_%28Abstandsaktives_Schutzsystem%29.
15.                     Евдокимов В.И., Евставьев А.В., Лазор- кин В.И., Сазыкин А.М. Оценка целесообразнос­ти введения оптико-электронного пеленгатора атаки ПТУР в бортовой комплекс защиты объек­та бронетанковой техники. Вопросы оборонной техники. Серия 16. 2013. Вып. 9-10. — С. 78-84.
16.                     Ogorkewicz R.M.. Detection and Obscuration Counter Anti-Armor Weapons. Development of active protection systems for combat vehicles is slowly gathering momentum. Jane s International Defence Review, 2003, January, p. 49-53.
17.                     Донсков Ю.Е. К вопросу о защите такти­ческих воинских формирований в операции (бою). Военная мысль, 2006, № 2. — С. 16-20.
18.                     Донсков Ю.Е., Татарчуков В. А., Загорудь- ко А.В. О способах боевого применения комплек­са групповой защиты в общевойсковом бою. Во­енная мысль, 2006, № 11, — 43 с.
19.                     Донсков Ю.Е., Татарчуков В.А., Загорудь- ко А. В. Защита тактических формирований в опе­рации: методический аспект. Военная мысль, 2006, № 4, — 42 с.
20.                     Сильников М.В. и др. Исследование зако­номерностей формирования ударного ядра при унич­тожении взрывоопасных предметов бездетонацион- ным дистанционным методом. Вопросы оборонной техники. Серия 16. 2011. Вып. 1-2. 3 с.
21.                     Иванов О. А. И др. Способ обнаружения наземных выстрелов, способ постановки аэрозоль­ных масок-помех над колоннами и группами под­вижной техники или длинномерными объектами и комплект аппаратуры оптико-электронной раз­ведки и оптико-электронного подавления для их осуществления. Патент RU 2495358, F41 h9/06, 2006.
22.                     Бронетехника сможет эффективнее про­тивостоять снарядам противника. URL: http:// izvestia.ru/news/564347.
23.                     Прилипко А. Я., Павлов Н.И. Вариант по­строения многофункциональной оптико-локацион­ной системы с круговой зоной обзора // Оптичес­кий журнал. 2008. T. 75. 4. C. 51-56.
24.                     Прилипко А.Я., Павлов Н.И. Способ об­зора пространства оптико-электронной системой // Патент России № 2457504. 2012.
25.120 мм ПУ ПК-10 Смелый. URL: http:// militaryrussia.ru/blog/topic-127.html.
  

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email