Рубрики

пятница, 20 октября 2017 г.

Про УАС Алтай-3, Китолов-2, «Аврора», «Эффект», «Клевок»



АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ И ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ
ПЕРСПЕКТИВНЫХ ГОЛОВОК САМОНАВЕДЕНИЯ
БОЕПРИПАСОВ

А.А. Ошкин
Проведен анализ перспективных головок самонаведения ВТО армий России и
вероятного противника. Предложена методика, позволяющая перейти от оценки бое-
вой эффективности отдельных комплексов к оценке эффективности совокупности
боевых операций всей системы ВТО. Обосновано, что при применение в артиллерий-
ских боеприпасах головок самонаведения позволяет существенно разрешить возможности ВТО и повысить показатели их эффективности.

Качественно новый уровень Сухопутных войск (СВ) и гарантированное превосходство отечественного высокоточного оружия (ВТО) над зарубежным могут быть обеспечены за счет [1]:
- резкого повышения боевой производительности при применении
залповой стрельбы с одновременным наведением боеприпаса на несколько
целей;
- использования управляемых боеприпасов с различными системами наведения: лазерно-лучевой, лазерной полуактивной, автономного самонаведения (инфракрасный (ИК) – миллиметрового (ММ) диапазона длин
волн);
- увеличения дальности обнаружения и поражения целей;
- применения управляемых боеприпасов многоцелевого назначения,
обеспечивающих эффективное поражение различного типа целей, включая
перспективные танки, оборудованные активной и динамической защитой
(в том числе БДЗ-1 и БДЗ-2);
- повышения частости применения в затрудненных метеоусловиях и
в темное время суток;
- применения различных способов поражения целей, включая по-
ражение сверху по пикирующим траекториям.
Перечисленные новые качества реализуются в перспективной системой ВТО СВ, включающей четыре подсистемы:
- ВТО ближней зоны, к которым относятся:
- ПТРК;
- комплексы управляемого вооружения вертолетов;
- ВТО бронетанковой техники (БТТ);
- ВТО артиллерии.
В основу принятого разделения ВТО на подсистемы положен определенный вид вооружения, характеризующийся соответствующими техническими решениями и тактическими возможностями.
Задачи организации противотанковой обороны (ПТО) подразделений, частей, соединений и объединений СВ, координации действий различных средств борьбы с ОБТТ возлагаются на командиров и штабы соответствующих войсковых формирований.
Таким образом, повышение эффективности борьбы с противотанковыми группировками противника должно вестись по двум основным направлениям:
- создание новых средств (боеприпасов) для поражения ОБТТ (применение неконтактного подрыва);
- совершенствование форм, способов и методов управления войсками и оружием, разработка и внедрение автоматических систем управления (АСУ) во все инстанции управления вплоть до огневого средства.
Исходя из задач, стоящих перед противотанковыми (ПТ) подразделениями и в соответствии с общей концепцией строительства Сухопутных
войск с учетом критерия «эффективность стоимость» рациональный комплект ПТРК должен включать [2]:
- единый переносной ПТРК в мотострелковых ротах и батальонах;
- самоходный ПТРК в мотострелковых бригадах (мотострелковых
дивизиях, полках);
- вертолетный ПТРК в армейских корпусах, армиях, фронтах.
Аналогичные направления создания системы противотанкового вооружения (ПТВ) прослеживаются во всех армиях развитых зарубежных стран. Так, на вооружении армии США находятся носимый ПТРК «Дракон-2», самоходный «Тоу-2», вертолетный ПТРК «Хеллфайр». В разработке находятся носимый ПТРК AAWS-M, самоходный AAWS-H, совершенствуется ПТРК «Хеллфайр».
Однако для Российской армии такой вариант в перспективе до 2019
года невозможен в связи с существенным отставанием в создании боевых
вертолетов всесуточного, всепогодного применения и их высокой стоимостью. Поэтому, исходя из тактико-технических характеристик, в противотанковый (ПТ) резерв армии (фронта) целесообразно включать тяжелый самоходный ПТРК, обладающий расширенными возможностями по борьбе с любыми зарубежными танками в любое время суток и сложных помеховых и погодных условиях, высокой мобильностью и маневренностью огнем, в том числе обеспечением стрельбы с закрытых огневых позиций, что позволит ПТ формированиям выполнять боевую задачу непосредственно из района сосредоточения.
Из разрабатываемых комплексов с учетом имеющегося научно-технического задела по созданию средств автоматизации управления ПТ формированиями и систем самонаведения в наибольшей степени отвечает ПТРК «Хризантема-С», который как в настоящее время, так и в ближайшей перспективе будет оставаться единственным комплексом всепогодного  применения, превосходящим зарубежные аналоги [3].
Дальнейшее развитие системы ПТРК целесообразно проводить в направлении создания единого носимого ПТРК, обеспечивающего поражение всех современных и перспективных ОБТ (включая навесную – БДЗ-1 и встроенную – БДЗ-2), танка сверху, типа «Эффект» и единого самоходного ПТРК, типа «Байкал» («Клевок»), для стрельбы с закрытых огневых позиций, максимально унифицированного с перспективным вертолетным комплексом.
Анализ ведущихся работ по созданию образцов противотанковых
средств (ПТС) позволяет выделить следующие направления разработки пер-
спективных ПТС:
В завершающей стадии разработки находятся два типа самоходных
ПТРК – «Корнет», создаваемый для замены ПТРК «Конкурс» в звене «полк,
бригада, дивизия» и «Хризантема-С», предназначенный для замены комплекса «Штурм-С» в звене «корпус, армия, фронт».
Необходимость разработки двух самоходных ПТРК определяется сложившейся структурой ПТВ СВ, высоким техническим риском создания
принципиально нового комплекса «Хризантема-С», недостаточным количеством боевых вертолетов в составе СВ, которые могли принять на себя
часть задач, решаемых ПТ резервами общевойсковых соединений и объединений.
Сравнительный технический анализ комплексов «Корнет» и «Хризантема-С», разрабатываемых на одной транспортной базе типа БМП-3, по-
казал, что в перспективе в качестве единого самоходного ПТРК целесообразно рассматривать комплекс «Хризантема-С» (2 канала управления – в том числе один канал автоматический, всепогодность, всесуточность использования, возможность модернизации в направлениях автоматизированного управления подразделением, оснащения ПТУР ГСН, повышения помехозащищенности), при условии успешного завершения опытно конструкторской работы и подтверждения заявленных характеристик комплекса в ходе проведения генеральных испытаний.
Одним из средств, позволяющим в практически любых климатических условиях в короткий промежуток времени и на значительных расстояниях решать задачи борьбы с бронированной техникой, является ВТО «Ал тай», входящей в артиллерийское ВТО. В настоящее время разработаны и
разрабатываются следующие боеприпасы, предназначенные для борьбы с
бронированными целями: 152 мм управляемый артиллерийский снаряд
(УАС) «Алтай-3»; 152 мм УАС «Алтай-2»; 152 мм УАС «Аврора» и 120 мм
УАС «Китолов-2». Перечисленные боеприпасы предусмотрено снабдить
ГСН. Так, УАС «Аврора» и «Китолов-2» будут иметь лазерную полуактив-
ную ГСН, «Алтай-2» – автономную ИК ГСН, а «Алтай-3» автономную ком-
бинированную ИК и РЛ ГСН ММ диапазона длин волн.
Осуществление полномасштабного производства и развертывания
единой системы ВТО артиллерии «Алтай» по мнению авторов [1] позволит
существенно повысить эффективность решения задач вскрытия 50…60 %
целей средствами разведки дивизиона; эффективной контрбатарейной
борьбы с подразделениями противника равного состава; поражения огне-
вых средств противника в процессе их рассредоточения или смены огне-
вых позиций. Новые технические решения, необходимые для выполнения
перечисленных задач, а также ожидаемое повышение эффективности при
их применении, сведены в таблицу.
Из таблицы видно, что применение средств разведки различного диапазона длин волн и управляемых артиллерийских снарядов с ГСН, функционирующих в ИК и ММ диапазонах длин волн дает возможность
применять ВТО ночью, в условиях плохой видимости в 2,7 раза чаще, чем
при наличии штатных средств. Кроме того, использование средств наведения УАС позволяет выполнять задачи поражения огневых средств противника в процессе их рассредоточения или смены огневой позиции (ОП), нерешаемые штатными средствами.
В основу методологии формирования структуры комплексов перспективной системы ВТО положен системный подход, сведенный к прямой
задаче синтеза оптимальной системы при ограничении на ресурс и возможный состав комплексов системы ВТО. При этом использованы комплексные
показатели эффективности – коэффициент боевого использования Кu и ко-
эффициент боевой эффективности Кб .
Коэффициент Кu показывает изменение боевых возможностей комплекса относительно базового по всему множеству целей в отведенной
(планируемой) зоне ответственности и определяется выражением [1]




где числитель – матрица вероятностей выполнения боевых задач на множествах целей i = 1, n и условий (факторов) применения j = 1, m перспективного комплекса ВТО; знаменатель – то же, только для базового комплекса ВТО;
aij – функция распределения целей по условиям применения комплексов ВТО; N – число выстрелов (залпов) по i-ой цели.




где числитель – матрица вероятностей выполнения боевых задач на множествах целей i = 1, n и условий (факторов) применения j = 1, m перспективного комплекса ВТО; знаменатель – то же, только для базового комплекса ВТО;
aij – функция распределения целей по условиям применения комплексов ВТО; N – число выстрелов (залпов) по i-ой цели.


Применительно к комплексам (системе) ВТО число выстрелов (залпов) по i-ой цели ограничено цифрами 1-2, что соответствует определению высокоточного оружия.
Коэффициент Кб показывает изменение боевой эффективности исследуемого комплекса ВТО относительно базового при равном уровне затрат на выполнение i-ой боевой задачи исследуемого и базового комплексов и определяется зависимостью:


где lx,0i – скорострельность комплексов ВТО; Px,0i – полигонная вероятность поражения цели комплексом ВТО; lji – скорострельность средств противодействия; Pji – вероятность противодействия; t,u – время боя и текущее время соответственно.
Значения С0 и Сx определяются для j-го количества факторов, а
именно с учетом стоимости израсходованных боеприпасов, стоимости обслуживания боевой операции, стоимости собственных потерь техники и
прочих затрат.
Наряду с комплексными показателями Кu и Кб в работе для оценки и
выбора структуры и характеристик комплексов (системы) ВТО использованы и частные показатели эффективности – «вероятность прямого попадания
с первого выстрела», «вероятность выбора начального промаха» и ряд других.
Совокупность обобщенных и частных показателей эффективности
положены в основу разработанной методики, позволяющей перейти от
оценки боевой эффективности отдельных комплексов к оценке эффективности совокупности боевых операций всей системы ВТО.
Предложенный подход позволил провести оценку влияния на боевую эффективность составных частей комплексов, их схемного и технического исполнения и тем самым предопределить набор необходимой структуры, характеристик, схем и решений.
Так, состав единой системы ВТО артиллерии «Алтай», рассмотренный выше, позволяет осуществлять поражение бронетехники, инженерных сооружений, пунктов управления, огневых средств на ОП и в процессе рассредоточения.
Рассмотренная методика позволила оценить эффективность артиллерийского ВТО рассмотренного состава и приведенными техническими характеристиками. Так в качестве примера, на рисунке показан ожидаемый уровень поражения батареи противника на ОП при решении задачи контрбатарейной борьбы с применением ВТО и неуправляемыми боеприпасами при различном времени реакции системы «разведка – СУО – орудие», рассчитанный по методике, изложенной выше.




Ожидаемый уровень поражения батареи противника на ОП
при контрбатарейной борьбе
Из рисунка видно, что применение в артиллерийских боеприпасах ГСН позволяет существенно разрешить возможности ВТО и повысить показатели их эффективности, причем по интенсивности боевого применения в условиях
плохой видимости, наилучшими качествами обладают УАС, в составе которых имеются РЛ ГСН, функционирующие в ММ диапазоне длин волн. Поэтому в следующих разделах целесообразно рассмотреть возможные методы и способы
построения радиотехнических систем ГСН.
Учитывая, что стоящие на вооружении ПТС с оптической и оптикоэлектронной системой обнаружения и наведения малоэффективны, особенно в условиях отсутствия видимости и пыледымовых помех (ПДП), а 2/3 времени боевых действий, как правило, отсутствует оптическая видимость [4], вклад в объем задач, решаемых техническими средствами разведки и целеуказания, радиотехнических средств, по сравнению с другими представляет от 35 до 60 %. Следовательно, разработка перспективных ПТС (ПТРК с радиотехнической системой обнаружения и пеленгации цели, ПТП и ТП с радиотехническими системами разведки и целеуказания) является крайне актуальной проблемой.

Список литературы
1. ВТО и борьба с ним / С.А. Головин [и др.]. М.: Вооружение, полити-
ка, конверсия, 1996. - 232 с.
2. Технические средства разведки и целеуказания / Н.С. Акиншин
[и др.]. Тула: Изд-во ТулГУ, 2007. 298 с.
3. Непобедимый С.П., Краснянский А.Д. Сравнительная оценка эффек-
тивности ПТРК с радиолокационной и другими системами наведе-
ния // Оборонная техника. 1984. 11. С. 5 – 8.
4. Панов В.В. Новые технологии и их влияние на развитие средств воо-
руженной борьбы // Вооружение. Политика. Конверсия. 1999. 1. С. 22 –
26.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email