Рубрики

среда, 27 марта 2019 г.

Развитие радиоэлектронных и телемеханических систем дистанционного управления танками в СССР в 1930-е гг.



Доклад посвящен рассмотрению основных этапов развития телеме­ханических радиоуправляемых танков, создававшихся в СССР в 1930-е гг., дана оценка боевой эффективности и технической надежности данных машин. Сде­ланы выводы относительно основных причин ограниченного производства и бое­вого применения данных телеуправляемых танков.
Ключевые слова: боевая эффективность танков, техническая надежность танков.
Запарий Вас.В.

Период 1930-х гг. был отмечен для Советского Союза небывалым количественным и качественным прогрессом в сферах науки, техники, технологии. В стране создавались заново или переживали глубокую мо­дернизацию ведущие отрасли машиностроения. В период предвоенных пятилеток особое внимание уделялось укреплению оборонно-промышленного потенциала, что означало разработку и массовое производства широкого спектра современной боевой техники. Настоящий расцвет в СССР 1930-х гг. переживала авиация и танковые войска. Сконструирован­ные на основе передовых технологий ведущих промышленных держав Запада, новые образцы советских самолетов и танков требовали также но­вых средств связи и управления, адекватных их боевым возможностям. Эта необходимость стимулировала разработку и производство отече­ственных радиоэлектронных систем, приборов и элементарной базы для них, первоначально путем копирования. Кроме того быстрое накопление знаний и технологий в области радиоэлектроники и электротехники и пневматики позволили советским инженерам к началу 1930-х гг. в целом успешно решать поставленные военными задачи.



Основная часть
Еще с середины 20-х гг. в СССР начинаются ОКР по теме радио­управляемых танков. Создание таких машин должно было облегчить ре­шение широкого спектра боевых и разведывательных задач, сократив риск потерь личного состава. В 1927—1932 гг. в рамках деятельности Военной электротехнической академии (ВЭТА) и Центральной лаборатории про­водной связи (ЦЛПС) РККА была разработана телеаппаратура для танков типа «Рено Русский» и «МС-1» соответственно. Аппаратура под шифром «Мост-1» была достаточно примитивна, обеспечивала движение и поворо­ты машины с помощью команд «влево», «вправо», «пуск», «стоп». В ходе дальнейшего совершенствования этой аппаратуры она получила индексы «Хлор-1» и «Хлор-2». В связи с тем, что для развертывания массового производства легкого танка поддержки пехоты в СССР под шифром Т-26 был выбран английский прототип «Виккерс 6 тонный», то дальнейшие работы по созданию более сложной и перспективной управляющей аппа­ратуры продолжились в основном на его базе.
В 1932—1933 гг. начинается разработка систем телеуправления бо­лее сложной архитектуры, таких как «Пирит-1», «Пирит-2» и «Озон»; по­следние имели возможность не только перемещать танк на поле боя, но и управлять системой автоматического химического вооружения на нем. Примером таких конструкций может служить танк ТАХИМ-26 на базе легкого танка Т-26.
Система «Пирит» позволяла управлять группой до 22 машин без со­здания ими взаимных помех. Предусматривалась возможность одновре­менного управления двумя и даже пятью танками с одного поста автома­тического управления танком (ПАУТ) в средневолновом диапазоне.
Несмотря на это, система не имела кодирующих устройств и защиты от по­мех, имела плохую стабилизацию частоты при настройке приемника, в трансмиссии телетанков отсутствовала автоматическая регулировка пере­ключения передач и подачи топлива в зависимости от дорожно-грунтовых условий.
В 1932 г. в Московском отделении Остехбюро при ВСНХ СССР бы­ла создана аппаратура, позволявшая предавать от 10 и более команд через специальный кнопочный пульт управления. Это обеспечивало выполнение операций, которые обычно выполнялись механиком-водителем. Машина имела возможность применять химическое вооружение: распылять отрав­ляющие вещества (ОВ) и дегазировать местность, применять огнемет, а также осуществлять самоподрыв в случае угрозы захвата. Аппаратура Остехбюро имела дешифратор команд и обеспечивала устойчивое и поме­хозащищенное взаимодействие оператора и телетанка. Радиосвязь опера­тора и машины осуществлялась в УКВ диапазоне. Главным недостатком аппаратуры Остехбюро была незначительная дальность действия: не более 1000 метров в хороших погодных условиях (при технически максимально возможной дальности 2000 м.), в то время как комплекты «Перит» обеспе­чивали связь с телетанком на дистанции от 4 до 8 км. Кроме того, в 1933 г. Научно исследовательским институтом связи и электромеханики РККА (НИИСЭМ) была разработана своя версия телемеханического оборудова­ния для танков Т-26, которая традиционно состояла из телетанка и танка управления. Главной особенностью этой боевой системы была возмож­ность использования в этих машинах стандартных танковых радиостанций типа 71-ТК, что заметно облегчало подготовку к работе. Система обладала высокой надежностью при передаче команд. Никаких изменений в пере­датчике серийной танковой рации не требовалось, а кнопочный ПАУТ коммутировался к нему напрямую.
В течение 1933 г. проходили тактические учения Ленинградского военного округа, где были задействованы группы телетанков МС-1, Т-27 и Т-26. Аппаратура Остехбюро оказалась наиболее надежной. В том же году стратегия и тактика использования телеуправляемых танков обсуждалась на совещании у заместителя НКВМД М. Н. Тухачевского [1, с. 199].
Основным итогом данного этапа развития телемеханических танков в СССР стало создания ряда более или менее удачных конструкций управля­ющего оборудования. Они были технически ненадежными, громоздкими и обеспечивали достаточно ограниченный набор выполняемых команд. Управление телетанками осуществлялось с помощью ПАУТ, который можно было разместить на НП, самолетах, танках, бронемашинах и других подвижных носителях. ПАУТ обеспечивал движение машин на местности и даже позволял использовать систему вооружения. Однако в силу технического несовершенства имевшихся на тот момент систем, основными задачами те­летанков все же считались: разведка, разминирование, преодоление инже­нерных сооружений, а также подрыв тяжелой техники противника по прин­ципу корабля-брандера. Открытым оставался вопрос обеспечения стабиль­ности и помехозащищенности сигнала, а также увеличения дальности дей­ствия. Таким образом, на этом этапе в СССР были сделаны первые и доста­точно уверенные шаги в области развития систем телеуправления танками.
В 1934—1937 гг. работы по теме телеуправляемых танков получают дальнейшее развитие. Происходит дальнейшее усложнение дистанцион­ных систем управления танками. Так в 1936—1938 гг. Военная электро­техническая академия (ВЭТА) РККА, ВГИТИС (Всесоюзный государ­ственный институт телемеханики и связи) и Остехбюро разработали ком­плекты телемеханической аппаратуры для танков Т-26, Т-37 и Т-38. В том же 1936 г. телетанки Т-26 с аппаратурой Остехбюро «ТОЗ-IV» стали по­ступать в войска, в 1938 г. упрощенная версия телеаппаратуры для таких боевых машин получила шифр «ТОЗ-VIII». В 1936 г. были изготовлены опытные образцы танков БТ-7 с пультовым управлением, где применялся электропневматический принцип действия [1, с. 204]. В 1937 г. аналогич­ная система была разработана и для тяжелого танка Т-35. На опытном ко­лесно-гусеничном танке Т-46-II отрабатывалась электромеханическая пультовая система. Внутри машин на месте командира и механика- водителя были установлены специальные кнопочные пульты управления. Это облегчало вождение машины и позволяло командиру танка брать на себя управление машиной. Указанные системы могли без значительных переделок быть превращены в полноценные телемеханические системы с радиоуправлением.
Однако попытки Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) в 1935—1936 гг. изготовить комплекс электромеханического преселекторного управления для танка Т-28 закончились неудачей — он ока­зался ненадежным, требовал частых регулировок с привлечением высоко­квалифицированных специалистов. В указанный период в Красную армию начинают поступать первые серийные телеуправляемые танки, происхо­дит дальнейшее совершенствование систем вооружения. На данном этапе ряд отраслевых и ведомственных учреждений разрабатывают различные конструкции телемеханического оборудования на основе приборов и эле­ментной базы в основном отечественной разработки. Это говорит о до­стижении определенной зрелости, как советской конструкторской школой, так и радиоэлектронной промышленности СССР в целом.
В 1938—1940 гг. продолжались ОКР с целью повышения надежно­сти телемеханических танков на базе Т-26, Т-38, БТ-7, Т-28, опытного Т- 29 и бронетрактора Т-20 «Комсомолец». Основные работы велись в НИИ- 10 (бывший ВГИТИС) и НИИ-20 НКАП (бывшее Остехбюро). К этому моменту на машинах была реализована возможность вести огонь из пуле­мета с помощью радиосигналов; использования различного «химическо­го» вооружения. Ярким примером таких машин служит телемеханическая группа танков А-7, состоявшая из танка управления (ТУ-БТ-7) и телетанка (ТТ-БТ-7). Управление телетанком можно было осуществлять непосред­ственно водителем и с помощью пульта в танке управления. Линия радио­связи была помехозащищенной и обеспечивала защиту от ложных команд. Функционально идентичный «комплект» боевых машин в составе Т-38-ТУ и Т-38-ТТ был изготовлен на базе плавающего танка Т-38. В ходе испыта­ний были отмечены их хорошие водоходные качества. Аналогичные тех­нические решения были реализованы и при создании телемеханической группы бронированных тракторов Т-20 в составе телетрактора (ТТ-20) и трактора управления (ТУ-20). Трактор также имел дистанционно управля­емый пулемет, набор «химического» вооружения, и мог в случае необхо­димости осуществить самоподрыв.
Летом 1939 г. под руководством А. Ф. Кравцева была разработана группа телемеханических танков «Подрывник» с системой управления «ТОЗ-УШ» конструкции НИИ-20 [1, с. 199]. Радиоуправляемый танк Т-26 мог действовать как в качестве «брандера», подрывая себя возле боевой техники и инженерных сооружений противника, так и производить сброс специальных контейнеров с взрывчатым веществом и, возвращаясь на ис­ходную позицию, радиокомандой подорвать контейнеры. Танк-подрывник имел усиленное бронирование корпуса с использованием дополнительно наваренных листов противоснарядной брони, его ходовая часть была так­же усилена. Тем не менее, к началу Великой Отечественной войны испы­тания танка-подрывника не были закончены. С началом войны все работы по телеуправляемым танкам были свернуты.

Заключение
В течение 1930-х гг. в СССР было создано несколько поколений те­лемеханической радиоаппаратуры для танков на основе серийных и опыт­ных машин. Таким образом, молодое советское транспортное машино­строение и радиотехника показали свою способность в целом успешно решать сложнейшие для своего времени технические задачи, до этого мо­мента доступные только ведущим европейским «танковым» державам, таким как Германия, Франция и Англия. Тем не менее, несмотря на боль­шие денежные затраты на их разработку, такие машины с телемеханиче­скими системами управления до начала второй мировой войны не получи­ли в СССР и в мире широкого распространения. В ходе войны с Финлян­дией силами РККА применялся отдельный телетанковый батальон, кото­рый имел на вооружении 27 телетанковых групп, в основном на базе Т-26. Однако из-за недостаточного уровня подготовки личного состава эти ма­шины не удалось применить с ожидаемым эффектом.
Внедрение телемеханики в советском танкостроении осложнялось целым рядом причин и факторов:
  1. Применение на танках достаточно простых по конструкции КПП без синхронизаторов и трансмиссий сухого трения, что заметно снижало скорость движения телетанков на местности до 10—15 км/ч.
  2. Максимальная дальность эффективного управления машиной на поле боя обычно ограничивалась 1000 м, т. е. пределами видимости для оператора. Хотя радиосвязь позволяла добиваться длительного (по 4—6 часов) и устойчивого управления на дальности до 4—8 км.
  3. Высокая стоимость и сложность в производстве и наладке теле­механического оборудования танков, их гидравлических или пневматиче­ских сервоприводов, радиостанций, шифровальных механизмов, пультов управления и разнообразной коммутации.
  4. Практическая невозможность добиться точной стрельбы из пуле­мета и невозможность создания автомата заряжания для пушки предопре­делили преимущественно «химическое» вооружение танков.
Установлен­ные на них пороховые огнеметы также были рассчитаны на 15—40 выстрелов и малоэффективны, поскольку оператор телетанка не мог точно прицеливаться, находясь на значительном расстоянии.
Сложность и недостаточная надежность специальной радиоаппара­туры и управляющей гидравлики и пневматики, а также необходимость обслуживания высококвалифицированными специалистами делал их не­пригодными для крупносерийного производства и службы в Красной Ар­мии того времени. Таким образом, технологический уровень, достигнутый на тот момент советской радиоэлектронной промышленностью, не позво­лил решить задачу ведения прицельного огня с помощью телеуправляе­мых систем. Это определило низкую эффективность телемеханических радиоуправляемых танков в бою. Однако богатый опыт, накопленный ве­дущими исследовательскими и проектными организациями СССР, был использован в послевоенный период в ходе создания комплекса управляемых машин.

Copyright © 2016 for this paper by its authors. Copying permitted for private and academic purposes.

Proceedings of the 26th International Conference «Microwave & Telecommunication Technology» (CriMiCo’2016)


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email