Рубрики

понедельник, 8 апреля 2019 г.

Проблемы формирования и реализации военно-технической политики на современном этапе в области создания радиолокационных станций системы предупреждения о ракетном нападении


Акад. РАРАН А.А. Рахманов, В.И. Белохвост
АО «РТИ»
Известия Российской академии ракетных и артиллерийских наук. 2019. № 1

Построение армии нового технологического уклада невозможно без проведения гра­мотной военно-технической политики. Продолжающиеся реформы в системах государ­ственного и военного управления привели к негативным последствиям, отразившимся на решении задач в области создания радиолокационных станций системы предупреж­дения о ракетном нападении. Выявление проблем формирования и реализации воен­но-технической политики позволит определить первоочередные направления для со­средоточения основных усилий по их решению.

Выступая на расширенном заседании колле­гии Министерства обороны России, глава госу­дарства поставил задачу построить «армию эпо­хи нового технологического уклада». В.В. Путин отметил, что «в предстоящие годы необходимо продолжать последовательную работу по каче­ственному развитию Вооруженных сил» [1].
На фоне существующих проблем решение этой сложной задачи практически невозмож­но без проведения грамотной военно-техниче­ской политики (ВТП) в области поддержания, развития и использования технического ком­понента военной организации государства. К объектам ВТП относятся системы вооружений, оборонно-промышленный комплекс (ОПК) и во­енно-техническое сотрудничество с иностран­ными государствами (ВТС) [2].
Основная цель ВТП — это развитие и под­держание системы вооружения на уровне, обе­спечивающем военную безопасность Российской Федерации с учетом возможностей экономики страны. Для достижения этой цели решается ряд главных задач, к которым также относится со­вершенствование системы управления объекта­ми ВТП (рис. 1).


Такой взгляд на военно-техническую поли­тику во многом был сформирован и реализовы­вался в конце прошлого столетия. Изменения, произошедшие в нашей стране, и продолжаю­щиеся реформы в системах государственного и военного управления привели к негативным последствиям, отразившимся на решении задач ВТП на современном этапе.
До сих пор Вооружённые Силы РФ, в основ­ном, используют образцы вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), созданные в 80-90 годы прошлого века. Почти все образцы нового вооружения, которые сейчас на слуху — ракетные комплексы «Булава», «Искандер», «Ка­либр», самолеты Су-27, МиГ-29, Су-35, вертоле­ты Ми-8, Ка-52, зенитные ракетные комплексы С-400, С-500, «Панцирь», танки Т-90, боевые машины поддержки танков и многие другие, раз­рабатывались именно в те «лихие» 90-ые годы прошлого столетия в условиях безденежья и глу­бокого экономического кризиса в России. Соз­данию научно-технического и технологическо­го задела, разработке перспективных образцов нового поколения ВВСТ и сохранению научных и конструкторских кадров в ОПК отдавался осо­бый приоритет. Доля расходов на научно-иссле­довательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в те годы составляла не менее 35-40% от общих расходов Минобороны России на тех­ническое оснащение армии и флота.
В настоящее время создание научно-тех­нического и технологического заделов для разработки нового поколения перспективного воо­ружения приобретает особое значение, так как требуется в максимальной степени учесть воз­можности нового технологического уклада.
Развитие систем вооружения по-прежне­му тормозится из-за того, что финансирование НИОКР осуществляется на уровне, при кото­ром возможна лишь модернизация вооруже­ния, его ремонт и эксплуатация. Значительно сократился объём поисковых научно-исследо­вательских работ затраты на проведение кото­рых должны составлять до 2-3% от государ­ственного оборонного заказа, а доля затрат на НИОКР должна быть не менее хотя бы 25-30% от объёма государственного оборонного заказа (ГОЗ).


Рис. 1. Главные задачи военно-технической политики

Действующей государственной програм­мой вооружения (ГПВ) на 2018-2027 в части, касающейся радиолокационных станций (РЛС) системы предупреждения о ракетном нападе­нии (СПРН), предусмотрены объёмы финан­сирования и перечень НИОКР в значительной степени меньше требуемых. Сроки выполнеия работ искусственно увеличены относитель­но их рациональных параметров, в том чис­ле до 2027 года. Анализ мероприятий ГПВ на 2018-2027 годы указывает также на неритмич­ность финансирования предприятий, так как происходит двукратное уменьшение объёмов финансирования работ в 2019, 2021 и 2022 го­дах. Всё это объективно приведет к значитель­ному росту стоимости НИОКР и увеличению сроков их выполнения.
Реализация действующей ГПВ в ближайшей перспективе может привести к возникновению недозагруженности производственных мощно­стей предприятий ОПК и, как следствие, к про­блеме сохранения научно-технического потен­циала и конструкторских коллективов предпри­ятий [3, 4].
Необходимо отметить, что предприятия ра­диоэлектронной отрасли и без того находятся не в лучшем положении [5, 6]. В настоящее время в России практически отсутствует производство современного промышленного оборудования для радиоэлектронной промышленности. Радио­электронная отрасль в России превратилась в крупное сборочное производство финальных изделий, в основном, из импортной элементной базы и, в основном, на оборудовании ведущих западных и китайских фирм. При разработке об­разцов ВВСТ, также в основном, используются системы автоматизированного проектирования иностранного производства. Собственных си­стем проектирования недостаточно.
Не менее важной остаётся проблема сохра­нения научного потенциала предприятий ОПК, связанная с:
- низкой мотивацией и материальной под­держкой научных работников;
- моральным старением научного инстру­ментария, лабораторной и стендовой базы, поли­гонных измерительных средств;
- значительным снижением численности на­учных организаций, понижением престижности и востребованности научных и конструкторских кадров;
- потерей преемственности между поколе­ниями ученых, оттоком молодых талантливых учёных за рубеж и в рыночную экономику;
- снижением количества и качества диссер­тационных работ, научных публикаций, науч­ных конференций и, как следствие, понижением уровня квалификации технических специали­стов особенно системного уровня.
В последние десятилетия Заказчик при соз­дании сложных образцов ВВСТ постепенно ото­шёл от сложившейся за многие десятилетия и хо­рошо себя зарекомендовавшей системы проведе­ния НИОКР. Всё реже проводятся полноценные исследования по обоснованию облика систем вооружения и тактико-технических требований к перспективным образцам ВВСТ. Принимают­ся решения по открытию НИОКР в условиях технической и технологической неготовности промышленности, с заданием явно завышенных требований, зачастую не обусловленных воен­но-экономической целесообразностью.
Мировой опыт показывает, что открытие НИОКР по разработке высокотехнологичных образцов ВВСТ с незрелым научно-техни­ческим заделом приводит к увеличению (по сравнению с начальной оценкой) сроков их создания в среднем в 1,9 раза, повышению сто­имости разработки в среднем на 40%, а стои­мости закупки финальных образцов — на 20% (рис. 2) [7].
В тоже время, например, создание современ­ных супер-РЛС является длительным и весьма дорогостоящим процессом. В ходе ведения раз­работки приходится создавать макеты различ­ного оборудования, стенды, разрабатывать мо­дели и тестовое программное обеспечение для автономных проверок программных комплексов и отдельных компонент.
Для комплексной от­ладки аппаратуры и программного обеспечения супер-РЛС в целом создаются полигонные или опытные образцы, либо отработка ведется на го­ловном образце серии. Учитывая комплексный характер многих проблем создания новых об­разцов современных супер-РЛС, риск непредви­денных ошибок на различных этапах разработки очень высок, что может приводить к значитель­ным материальным и временным издержкам, а порой и к необходимости допускать отклонения от заданных в техническом задании характери­стик или вообще к прекращению дальнейшей разработки.
Завышение требований к тактико-техниче­ским характеристикам новых работ со стороны Заказчика и ужесточение сроков их проведения приводит в отдельных случаях к отказу потенци­альных исполнителей от их выполнения, так как возрастают риски их невыполнения и получения штрафных санкций.



Рис. 2. Формирование научно-технического задела для ВВСТ


Такое положение дел в значительной сте­пени связано с ухудшением состояния военной науки за последние 10-15 лет. В 90-е годы про­шлого столетия, в начале 2000-х годов военные институты и военные высшие учебные заведе­ния (ВУЗ) были главными консультантами руко­водителей органов военного управления (рис. 3). Руководители надвидовых научно-исследова­тельских организаций (НИО) входили в состав Коллегии и Научно-технического совета Мино­бороны России, а НИО Видов и родов — в со­став Военных Советов видов и родов Вооружён­ных Сил Российской Федерации (ВС РФ). Было налажено взаимодействие и эффективное про­движение новейших достижений науки и техни­ки Академии наук РФ и ВУЗовской науки в пер­спективные разработки и модернизацию ВВСТ.
Но в результате непродуманных и науч­но-необоснованных реформ в Минобороны РФ, снижения востребованности военной науки ор­ганами военного управления, возник целый ряд ранее не существовавших проблем (рис. 4). Следствием этого явилось значительное сниже­ние как качества научных исследований, так и уровня квалификации военных ученых. Устаре­ла и во многом утрачена лабораторно-испыта­тельная и моделирующая база научных органи­заций. Около 70% лабораторно-испытательной базы эксплуатируется более 20 лет, а доля нового оборудования со сроком службы менее 5 лет со­ставляет примерено 10%. Безвозвратно утеряны и не переведены на современные вычислитель­ные средства сотни моделей, реализованные еще в советские годы на больших вычислительных машинах, а создать весь комплекс необходимых моделей и методик в новой вычислительной сре­де не удалось по указанным выше причинам.


Рис. 3. Основные факторы высокого уровня военной науки в советское время

Для повышения эффективности воен­но-технической политики, рационального ис­пользования ограниченных финансовых ре­сурсов, выделяемых страной на вооружение, необходимо вернуться к системному обоснова­нию создания перспективных образцов ВВСТ. Исследуемые современной наукой процессы военного строительства и применения военной силы являются очень сложными, с огромным количеством факторов, которые существенно взаимозависимы. Природа многих из них носит случайный характер, поэтому описать их из­вестными в классической науке математически­ми моделями не удается.


Рис. 4. Существующие проблемы военной науки

В связи с этим, ученым приходится комплек- сировать многие известные методы, строить слож­нейшие статистические и аналитические модели боевых действий, создавать комплексные испы­тательные полунатурные стенды для отработки и проведения испытаний, например, таких сложных систем вооружения как СПРН, систем контро­ля космического пространства, противоракетной обороны, автоматизированных систем управления тактического и стратегического звеньев, центров боевого управления группировок войск и др., ко­торые по сложности и трудоемкости сравнимы с испытываемыми системами [8-10].
С этой целью до постановки новой опыт­но-конструкторской работы по созданию слож­ного образца ВВСТ необходимо обеспечить про­ведение исследований и разработок:
- по обоснованию перспективного облика образца ВВСТ (системы, комплекса);
- по созданию необходимого научно-техни­ческого и технологического задела;
- по макетированию и подтверждению воз­можности достижения требуемых характеристик ВВСТ [11, 12].



Рис. 5. Задачи военной науки на перспективу

Решение указанных задач потребует зна­чительно поднять эффективность военно-на­учного комплекса Минобороны РФ (рис. 5) [13]. Необходимо поднять качество науч­но-технического сопровождения НИОКР, по­зволяющего не только контролировать, но и помогать промышленности выбирать наилуч­шие технические решения с учетом оценки их военно-технической и военно-экономической целесообразности.
При постановке на производство сложных образцов ВВСТ также необходимо учитывать необходимость проведения дополнительных ра­бот по созданию технологического задела в про­мышленности, созданию производственного и измерительного оборудования [14].
Проводимые в настоящее время Минпромторгом России рабо­ты по созданию импортозамещающей электрон­ной компонентной базы (ЭКБ) для ВВСТ слабо согласованы с планами Минобороны по модер­низации важнейших образцов вооружения, низ­кая ответственность генеральных и главных кон­структоров финальных изделий за внедрение но­вой отечественной ЭКБ в образцы ВВТ. В связи с этим, разработанные изделия ЭКБ часто оказы­ваются невостребованными.
До сих пор не решена проблема устранения дублирования проводимых в ОПК работ, выпол­няемых за счет государственного бюджета. Необ­ходимо скорейшее создание единой базы данных существующих и разрабатываемых технологий и мощной экспертно-аналитической структуры, обеспечивающей аналитическую поддержку ре­шений руководства радиоэлектронной отрасли по оптимизации структуры и содержания государственного заказа.
Следует отметить, что в настоящее время уровень конкурентной борьбы в закрытых кон­курсах сводится к минимуму. Предприятия ОПК не могут принимать в них участие, так как от­сутствует единая база конкурсов на выполнение закрытых работ. Решение о количестве участни­ков в таких конкурсах принимает Заказчик путем направления приглашения конкурсантам. Тре­буется проработать возможность оповещения предприятий ОПК о всех проводимых закрытых конкурсах и конкурсах, проводимых вне рамок сайта zakupki.gov.ru.
Для деятельности крупных холдингов стало характерным ведение «натурального» хозяйства, направленного исключительно на свои нужды. Желание крупных холдингов распределить рабо­ту по своим «внутренним» дочерним компаниям закрывает доступ «внешним» организациям к участию в этих проектах. В этой связи, зачастую проекты реализуются неэффективно, повторяя уже имеющиеся разработки и завышая их стои­мость.
Низкая производственная эффективность предприятий ОПК в значительной степени свя­зана с действующими механизмами ценообра­зования на создание оборонной продукции, которые не способствуют повышению произ­водительности труда. Повышение производи­тельности труда (например, через автоматиза­цию) влечет за собой снижение себестоимости и, как следствие, снижение валовой прибыли. Это приводит к снижению финансового резуль­тата компаний, в чём её руководители не заин­тересованы.
Практикуемое в настоящее время заключе­ние контрактов в I-II кварталах текущего года со сроками завершения работ в конце года зна­чительно сокращает срок выполнения работ. Не­обходимо обеспечить заключение контрактов в IV кв. года предшествующему году исполнения контракта.
Существует ряд проблем, связанных с реализацией Федерального закона от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном зака­зе». В частности:
- при отсутствии (недостаточности) аванси­рования по контракту головной исполнитель не имеет возможности привлекать кредит в упол­номоченном банке для целей реализации ГОЗ, а также не предусмотрена возможность компенса­ции процентного расхода по кредитам;
- не предусмотрена возможность перечисле­ния головным исполнителем денежных средств при частичном исполнении исполнителем кон­тракта, если результатом частичного исполнения является принятая заказчиком продукция;
- не предусмотрена возможность использо­вания/перечисления % по депозиту, размещенно­му на отдельном счете в уполномоченном банке, до момента получения банком уведомления от государственного заказчика об исполнении кон­тракта.
Также важным является вопрос об исполь­зовании оставшихся на отдельных счетах после приобретения материалов, уплаты налогов и за­работной платы средств, особенно в том случае, если на эти цели были потрачены средства с те­кущего счета в связи с приобретением оптовых партий сырья и материалов. В данном случае возникает такая ситуация, при которой номи­нально у предприятия на отдельных счетах акку­мулированы значительные денежные средства, а фактически эти средства «заморожены» до ис­полнения всего госконтракта. Соответственно, возникает угроза значительного ухудшения фи­нансового состояния предприятия и, как след­ствие, снижения инвестиционной активности, как на уровне конкретного предприятия, так и на уровне региона.
Таким образом, основные проблемы воен­но-технической политики на современном этапе на решение которых необходимо в первую оче­редь сосредоточить основные усилия следующие.
1. Отсутствие сценарной базы потенциаль­ных войн и военных конфликтов с участием Рос­сийской Федерации на долгосрочный период.
2. Несбалансированное планирование раз­вития систем вооружения видов (родов войск) ВС РФ. В планировании развития ВВСТ факти­чески идёт возврат к практике 70-80 годов про­шлого века, предусматривавшей планирование «от потребностей заказчиков».
3. Существенное падение роли военной науки в подготовке решений военного руководства в области военного строительства и развития системы вооружения ВС РФ, и её низкая востре­бованность органами военного управления.
4. Значительное снижение квалифицирован­ных кадров в НИО Минобороны России и ОПК.
5. Повышение эффективности работ по импортозамещению (в образцах ВВСТ применяется от 50% до 90% ЭКБ иностранного производства).
6. Ухудшение финансового состояния пред­приятий ОПК вследствие неэффективного государственного регулирования их финансовой деятельности при исполнении государственного оборонного заказа.

Литература
  1. Путин поставил задачу построить в России армию нового поколения. ТАСС. Режим доступа: http://tass.ru/armiya-i-opk/4835724 (дата обращения 15.08.2018).
  2. Рахманов А.А. Направление совершенст­вования методологии формирования военно­технической политики. Сборник материалов научной конференции РАРАН в 2002 г. — М.: Издательство ООО «Литера-2000». 2003.
  3. Ерасова Е.А., Плотникова В.А. Оборонно­промышленный комплекс России и перспективы его развития в условиях экономических санкций и реализации политики импортозамещения // Журнал «Экономическое возрождение России», — Санкт-Петербург. 2015. № 2 (44). Режим дос­тупа: http://elibrary.ru/item.asp?id=23770656 (дата обращения 15.07.2015).
  4. Рогозин ДО. Актуальные вопросы развития оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации // Военно-промышленная конференция (Москва, 20 марта 2013 г.): сборник докладов. — Москва. 2013. С. 37-41.
  5. Стратегия развития радиоэлектронной промышленности России на период до 2025 года. — М.: Минпромторг России. 2012. 95 с.
  6. Хохлов С.В. Итоги деятельности радиоэлектронной промышленности в 2013 году и основные задачи на 2014 г. // Электроника: наука, технология, бизнес. 2014. № 5. С. 10-14.
  7. Борисов Ю.И. Особый задел // Газета «Военно-промышленный курьер». Выпуск № 9 (673) 8 марта 2017 года. Режим доступа: http:// www.vpk-news.ru/articles/35468 (дата обращения 19.08.2018).
  8. Рахманов А.А., Слока В.К. и др. Прин­ципы и подходы к проектированию и созданию РЛС дальнего обнаружения нового поколения // Сборник материалов 9-й всероссийской научно­практической конференции «Перспективные системы и задачи управления». — Таганрог. 2014. С. 5-7.
  9. Боев С.Ф. Концептуальная основа системы автоматизированного эскизно-технического про­ектирования перспективных РЛС ДО // Вестник
  10. компьютерных и информационных технологий. 2014. № 8. С. 3-10.
  11. Рахманов А.А., Слока В.К. и др. Унифицированная платформа создания ряда радиолокационных станций дальнего обна­ружения нового поколения // Сборник мате­риалов II всероссийской научно-технической конференции «РТИ Системы РКО-2014». 2014.
  12. Боев С.Ф. Инновационные решения при разработке станций дальнего обнаружения мет­рового диапазона // Сборник научных трудов «Радиотехнические технологии в приборо­строении». — Туапсе. 2013.
  13. Казанцев А.М., Панкратов В.А., Дем- бицкий Д.Н., Петраков А.М. и др. Событийная модель оценки рисков создания РЛС ДО // Вест­ник МАИ 2015. Т. 22. № 1. Доклад начальника Генерального штаба ВС РФ на общем собрании Академии военных наук.
  14. Боев С.Ф. Новые технологии — основа перспектив развития РЛС дальнего обна­ружения // Сборник трудов XII отраслевой науч­но-практической конференции Министерства промышленности и торговли Российской Феде­рации «Актуальные вопросы радиоэлектронной промышленности». — М. 2013.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email