Рубрики

вторник, 4 июня 2019 г.

РАЗРАБОТКА БРОНИРОВАННЫХ МАШИН В ГЕРМАНИИ


Из истории немецкого танкостроения.

Вольфганг Флюме



Когда речь идет о системах вооружения сухо­путных войск, то почти неизбежно думают о брони­рованных машинах, в частности о танке "Леопард-2". Он будет находиться в производстве до 1990 г., а последующую модель можно ждать еще несколько лет. Другие проекты, такие как новая БМП или истреби­тель танков "Пантера", также еще долго не будут готовы к серийному производству. В связи с этим у танковой промышленности ФРГ имеются весьма зна­чительные трудности с загрузкой, так как ее производственные мощности слишком велики, а при­нимая во внимание более отдаленное будущее, можно предвидеть, что значение бронированных машин несколько уменьшится в пользу, например, артил­лерии или аэромобильных боевых войск. В нижеследующей статье автор пытается дать представление о сегод­няшних и планируемых программах танковых разрабо­ток для западногерманской армии, о тенденциях раз­вития факторов, определяющих боеспособность танка, таких как подвижность, защита и вооружение, а также о загрузке промышленности. Вследствие фи­нансовых затруднений и планирования для армии, которое часто в связи с этим может изменяться, количество систем (если оно вообще указано) следует понимать только как планируемые цифры, кото­рые могут меняться в обе стороны (однако общая тенденция идет вниз).

О структурном и техническом развитии танковых войск в Герма­нии журнал  "WEHRTECHNIK" подробно сообщал почти в каждом году. Кто теперь еще раз прочитает старые статьи, заметит, что многие высказывания, сделанные два или даже пять лет назад, актуальны и в настоящее время, но ничто так сильно не подвергается изменениям, как планирование.


Это, в самом деле, касается не только танковых войск, это принципиально относится ко всему бундесверу. Здесь достаточно упоминания лишь одного ключевого слова: финансы! По сравнению с родственными видами вооруженных сил - ВВС и ВМС - с их немного­численными, но зато более эффективными и более дорогостоящими системами вооружения сухопутные войска в отношении планирова­ния имеют весьма существенный недостаток: в связи с множеством различных частей и подразделений, систем вооружения, приборов, предметов снаряжения и т.п. изменения в планировании возможны гораздо больше, так что может очень быстро создаться впечатление, что в планировании армии слово "постоянство" совершенно неиз­вестно. Поэтому не удивительно, что количество единиц заплани­рованных бронированных систем вооружения в последние годы очень изменилось, а именно в сторону снижения.
Причиной для этого являются определенно ограниченные фи­нансовые средства на оборону, а с другой стороны, также несколько измененный, расширенный, спектр задач немецких вооруженных сил.
Оборона переднего края с максимальным количеством имеющихся частей имеет значение и впредь, но к этому добавляются задачи, техническая реализация которых стала теперь возможной, не требуя больших затрат. Это действия в глубине неприятельской террито­рии с целью заблаговременного истощения вторых эшелонов против­ника (резервов, каких НАТО почти не знает), и с этим очень тесно связана необходимость улучшения разведки и управления.
Впредь армия должна ориентироваться на изменившуюся обста­новку, что должно вести к изменениям в структуре и оснащении, тем более что здесь также хотят использовать новейшие технологии. Все это и еще другие факторы, такие как недостаток личного сос­тава, привели к тому, что приоритеты в армии со временем должны были определяться несколько иначе. Это лучше всего видно из новой структуры сухопутных войск 2000 г., представленной общест­венности в основных чертах в начале 1988 г. (wEHRTEСHNiK, 4/88,s.49).
Бронированные подразделения все еще представляют собой щит "передовой обороны", но наряду с этим приобрела значение артиллерия с огнем дальнего действия и прежде всего авиационные компоненты армии. Финансовые средства должны расходоваться в будущем для этих воинских частей и больше не будут предоставлять­ся для постоянной модернизации механизированных боевых войск. Так, пять новых аэромобильных бригад, сформированных из войсковой авиации и воздушно-десантных войск, должны быть пере­вооружены. Модернизируется противотанковый вертолет РАН-1, вновь разрабатывается и приобретается германо-французский противотанковый вертолет РАН-2. Кроме того необходимы воору­женные вертолеты сопровождения и вертолеты боевой поддержки, а вертолет UH-ID когда-то должен быть заменен.
Вновь должны быть созданы пять так называемых гренадерс­ких (пехотных) бригад: они нуждаются в защищенной транспортной машине. Пока должен использоваться старый БТР М-113, но уже говорят о БТР "Фукс" (6х6) или - в настоящее время это, вероятно, в большей степени еще желание промышленных кругов - о машине "Пума" (PUMA).
Улучшение защиты в частях Варшавского Договора, осуществ­ляемое в последние годы со значительными затратами, вынуждает НАТО усиливать артиллерию новыми боеприпасами, а также и новым оружием. Бундесвер приобретает для этой цели 200 средних ар­тиллерийских ракетных систем  MLRS   и планирует примерно с 1996/97г. приобретение пока около 500 новых самоходных гаубиц pzH-2000. Общая же потребность в этой системе вооружения сос­тавит свыше 1000 ед., так как позднее должны быть заменены имеющиеся гаубицы М-109.
Этот список можно продолжать еще сколько угодно. Он сви­детельствует, что механизированные боевые войска должны теперь делить финансовые средства с другими категориями войск в большей степени, чем до сих пор. Но при этом увеличение финансов отстает от финансовых потребностей армии. Можно, в самом деле, спорить о том, удобно ли и прежде всего полезно ли для армии, если общественности все вновь и вновь называют дефицит в объеме 10, 20 или же 40 млрд. западногерманских марок. Бесспорно, однако, одно: у армии есть проблемы с финансами.
Особую зависть вызывают ВВС, которые без проблем осу­ществляют программу на 20 млрд. марок, такую как программа по истребителю  Jäger 90. Делается это преимущественно благо­даря давлению промышленности. Не желая умалять значение сов­ременно оснащенных ВВС, армия указывает на то, что политический вес ФРГ в союзе НАТО и потенциальное столкновение в Центральной Европе в весьма значительной степени определяется наличием сухопутных войск. И подкрепления для них доставить на фронт из США или даже Великобритании намного сложнее, чем истребитель­ные и истребительно-бомбардировочные авиационные эскадры.
Еще надо впредь учитывать то, что доля вложений в затраты на армию достигла низшей точки - лишь 20% (было бы желательно 30%). Таким образом, можно сделать вывод, перед какими пробле­мами стоят плановики армии. Но их проблемы являются одновременно и проблемами танковой промышленности.                        
Определенно следующее: хорошие времена первой половины 80-х годов с оборотом свыше двух миллиардов западногерманских марок (включая экспорт, но без ремонта) прошли и в обозримом будущем не могут вернуться. В 1988 п и в последующие годы оборот, согласно расчетам танковой промышленности, составит ежегодно около 500 млн. марок, чтобы в 1991 г. снизиться пример­но до 100 млн. Затем, по-видимому, будет вновь подъем, однако и в этом случае производственные мощности никоим образом не смогут быть загружены. Промышленные круги осознают это, об этом также идет разговор с заместителем министра по вооружению профессором Манфредом Тиммерманом, но ни одна из сторон не имеет решений, они "подыгрывают" друг другу. Официальная сторона также обеспокоена -она должна была бы прыгнуть немного выше головы, ведь. чтобы годы до 1993-го включительно не стали для промышленности слиш­ком критическими, необходимы быстрые решения при значительном отказе от требующих времени решений по фазам в процессе разра­ботки образцов и поставок военной техники. Точно так же - и это в некоторой степени предварительное условие - должны быть вклю­чены в планирование финансовые средства для механизированных войск в соответствующих бюджетах. Ибо те рабочие и служащие из военно-технических секторов предприятий, которые теперь должны переходить в гражданские, окончательно потеряны для военной техники, а с ними также и их ценные "секреты мастерст­ва" ("ноу-хау").
Каковы были бы возможности решения? Предлагается модерни­зация БМП "Мардер", танков "Леопард-1" и "Леопард-2", которая может быть осуществлена быстро, главным образом за счет улуч­шения защиты. Требуется также большая поддержка официальных кругов в стремлении к выгодным сделкам западногерманской танко­вой промышленности в НАТО и странах "третьего мира", причем в центре внимания находится потребность в танках в Канаде и Шве­ции. В экспорт танка "Леопард-2", например, в Саудовскую Аравию или другие государства этого региона уже больше никто не отва­живается верить, в крайнем случае только мечтать.
Об обоих предложениях позднее будет еще сказано подробнее, тем более, что улучшение защиты и экспорта отчасти можно рас­сматривать в тесной   связи.




Рис. 1. Танк "Леопард-2" в зале испытаний на электромагнитную совместимость испыта­тельного центра фирмы "Крупп-МаК"

Слишком большие индустриальные мощности

Во всяком случае можно предвидеть сокращение индустриаль­ных мощностей не только в производстве, но, вероятно, также и в сфере разработки и ремонта, разве что здесь откроются новые возможности в сделках с зарубежными странами. Но где находится граница соответствующей производственной мощности? И какую фирму следует сократить прежде всего? Все ли предприятия должны сокращать свои мощности равномерно или одно - больше, другое - меньше? До сих пор имеется больше вопросов, чем ответов. Конкуренция между фирмами-танкостроителями усилилась.
Кроме того, появились новые, хотя и очень известные кон­куренты, которые способствовали определенной переориентации в специализации фирм. Так, фирма "Вегман", раньше именовавшаяся больше как "башенная фирма", теперь значительно сильнее высту­пает также в области разработки систем, в то время как фирма "Даймлер-Бенц", выступившая с очень интересным в техническом отношении проектом в фазе концепции "Боевая машина-90" (Kampfwa-gen-90), вновь получила отказ.
В этой области танкостроения поразило то, что одно пред­приятие, вероятно, очень верит в будущее танков - фирма "Диль". Как иначе понять, что это нюрнбергское предприятие хочет участ­вовать, получив долю 51%, в деятельности автомобилеремонтного завода Ихендорф  (Fwi) и тем самым взять на себя промышленное руководство? Хотя завод Fwi хорошо подходит к имеющимся уже у концерна "Диль" ремонтным мощностям, расходы бундесвера на ремонтные работы на долгий срок снижаются: из соображений эко­номии сокращается ежегодная длина пробега машин(широко исполь­зуются тренажеры), современные машины становятся более ремонто­пригодными, а количество бронированных машин бундесвера будет уменьшаться. Или рассчитывают на то, что армия, в связи с прог­нозируемым недостатком личного состава, вынуждена все больше и больше использовать персонал промышленности в нижних звеньях ремонта материальных средств?
Вопрос о соответствующих мощностях германской танковой промышленности встает на фоне предусмотренного с 1993г. европейского внутреннего рынка, параллельно с планируемым общим рынком вооружения. Журнал  WEHRTЕСHNIK  в отношении общего рынка не мог установить единого мнения в промышленности, но преобладает мнение, что в этом больше возможностей, чем опас­ности, при условии, что для всех фирм во всех странах сущест­вуют одинаковые краевые условия и что каждое предприятие спе­циализируется в производстве того, чем оно овладело в совер­шенстве.
Европейский рынок вооружений принесет, вероятно, танковой промышленности также и то, что уже известно около 20 лет в авиационной промышленности: международную кооперацию и, сле­довательно, совместные проекты. Прежние усилия начать совместные разработки танков были все без исключения безрезультатными и могут поддержать тезис, что и в будущем они окажутся невозмож­ными. Однако и танковые разработки становятся все более дорого­стоящими (хотя они никогда не будут стоить 8 млрд., как стоит разработка истребителя Jäger 90  ), и, таким образом, однажды может непременно возникнуть финансовая необходимость все же отважиться вновь на совместный эксперимент - при условии на­личия общих военных требований. Пока, однако, сумма от 700 до 1000 млн. западногерманских марок на разработку бронированной машины считается приемлемой, т.е. возможной в отношении финан­сирования, и пока это останется в пределах национальных разра­боток.
Но безусловно необходимы, по крайней мере, усилившаяся стандартизация и оперативная совместимость. Хотя уже об этом ведутся разговоры (как, например, в НАТО), и можно даже уже отметить некоторые успехи, однако в достаточной степени еще не имеется ощущаемой всеми - как неизбежной - необходимости: до начала разработки прийти к стандартизации, по меньшей мере, узлов и компонентов. Это безусловно касается одного определен­ного компонента будущего танка - пушки.



Новая танковая пушка?

Множество танков стран НАТО оснащены пушкой калибра 105 мм. Включая Францию и Испанию с танком АМХ-30, повсюду применяется подобное вооружение, и, таким образом, боеприпасы являются взаимозаменяемыми. Второй калибр - 120 мм: англичане используют пушку с нарезным стволом, немцы, нидерландцы и американцы - гладкоствольную пушку. Хотя для боеприпасов именно в калибре 120 мм еще имеется потенциал для повышения эффективности (в определенной мере также и у оружия, например, за счет удлине­ния ствола), однако пробивная способность боеприпасов не счи­тается достаточной против таких целей, как советский танк бу­дущего  FST-3 (Future Sowjet Tank ). Этот советский танк, ожидаемый в середине-конце 90-х годов, разумеется, еще не известен в деталях, однако если провести экстраполяцию из­вестных советских типов танков будущего, то танк FST-3  дол­жен представлять собой очень тяжело бронированную машину с одним из типов пушки на выносном лафете (калибр свыше 125 мм) и экипажем, очень глубоко сидящим в корзине башни, т.е. также хорошо защищенным. Даже если приблизительная оценка угрозы на основе частичных данных должна быть встречена со стороны военных с определенным скепсисом - несомненно то, что Советский Союз в последние годы сделал значительные успехи в области танкостроения, а оценки Запада при появлении нового образца советского танка оказались слишком низкими. Ослабит ли Восток  в будущем, в связи с перестройкой, свои усилия в области обыч­ных вооружений? В это могут поверить многие из наших политиков -военные же должны придерживаться фактов. И они побуждают проду­мывать в области танкостроения новые пути, и в частности в разработке оружия.
Каким оно может быть?
Если исходить из того, что оно должно быть боеготовным почти одновременно с принятием на вооружение советского "супер­танка"  FST-3, то необычные решения, т.е. электромагнитные или электротермические виды оружия, исключаются. Они в качестве танковой пушки, наверняка, не будут применимы в войсках до 2005 года, несмотря на самые большие усилия американцев. Воз­можности более быстрой реализации приписываются пушке с жидким метательным веществом (ЖМВ). Но так как эта пушка с ЖМВ сущест­венно определяет конструкцию танка, было бы необходимо практи­чески уже в 1990/91 г. иметь ясное представление о том, сле­дует ли этот тип пушки установить на новый танк, подлежащий принятию на вооружение к 2000 г., или он должен остаться с обычной пороховой пушкой. Но будут ли в наличии до указанного времени удовлетворительные решающие основания для нового прин­ципа оружия, несмотря на определенные работы, осуществленные в процессе разработки фирмами "Диль" и "Рейнметалл", весьма сом­нительно. Если, все же, следовало бы сделать возможным принятие решения в пользу пушки с ЖМВ, то разработка такого типа оружия все еще была бы связана с риском - в худшем случае при приня­тии на вооружение нового танка можно оказаться без нового оружия и появится необходимость вернуться к прежней 120-мм пушке.
Таким образом, если взвесить степень риска, то, вероятно, можно свести все к дальнейшему совершенствованию пороховой пушки. Однако при этом следует учитывать два фактора:
работы по исследованию и разработке пушки с ЖМВ необходимо продолжать и впредь, ведь, наряду с танковыми пушками, имеются еще и другие области применения для этой технологии. Прежде всего только нужно устранить значительное недоверие военнослу­жащих к ЖМВ, создав опытные образцы. "Мы хотим убрать из танка опасную при обстреле гидравлику (заменив ее электрическими системами), а нам одновременно предлагают применить в танке трубопроводы с опасными химическими веществами", - так примерно звучат сомнения, которые часто можно слышать;
также, именно при разработке новой пороховой пушки, основ­ным условием является максимально возможная взаимозаменяемость в НАТО. Это означает, по меньшей мере, стандартизацию калибра, зарядной каморы и, следовательно, некоторых основных баллисти­ческих характеристик. Было бы безответственно к уже имеющемуся сегодня такому разнообразию калибров добавить еще и другие. В настоящее время в НАТО было выражено желание прийти к решению, прежде чем национальные или фирменные интересы не станут преобла­дающими и тогда лишь с трудом можно будет найти общий знамена­тель, т.е. калибр пушки.
Уже в странах НАТО работают над новым оружием различных калибров - от 135 до 150 мм. Только быстрое достижение соглаше­ния в отношении калибра внесет ясность. Поэтому требование должно, по существу, состоять в том, чтобы в сотрудничестве стран с танкостроительной промышленностью было разработано только одно орудие - будущая стандартная танковая пушка НАТО.
Требуется пушка калибра, большего по сравнению с современными, так как для поражения танка FST-3 необходимы значительно лучшее действие по цели и, следовательно, также дульная энергия более высокая, чем та, которая может быть достигнута у пушки калибром 120 мм и с более эффективным боеприпасом.  Обсуждаются вопросы о том, чтобы достичь значений эффективности, в два раза превышающих достигнутые. Ведь высокая дульная энергия - в соче­тании с точным управлением огнем - означает, что огневой бой может быть начат на больших дальностях, следовательно, как можно раньше, чем противник сам произведет выстрел. Но чтобы достиг­нуть такой высокой энергии, настоятельно необходимо иметь больший калибр оружия в сочетании с увеличенной зарядной камо­рой и более тяжелым снарядом. При более тяжелом боеприпасе, кроме того, требуется применение автомата заряжания или, по крайней мере, - если  боеприпас раздельного заряжания - вспо­могательного устройства для досылания.
Интересной представляется здесь разработка пушки  Rh-503 (калибра 35 и 50 мм) фирмы "Рейнметалл", выбранная в качестве . вооружения БМП "Мардер-2", причем калибр может быть изменен за счет простой замены ствола. Диаметр зарядной каморы остается одним и тем же, однако, ее длина и, следовательно, объем уве­личиваются при большем калибре тем, что часть ствола выдвигается из зарядной каморы. Этот принцип, примененный у танковой пушки, означал бы, что меньшим калибром (как в настоящее время) был бы калибр 120 мм, а больший мог бы составлять примерно калибр метательного заряда - около 150 мм, если оружие базируется на сегодняшней 120-мм гладкоствольной пушке. Далее: нет необходи­мости разрабатывать совершенно новую пушку, а только определен­ную ее часть - это позволит сэкономить, кроме денег, еще и время, прежде всего потому, что можно не проводить многих из испытаний на безопасность, необходимых для достижения возмож­ности ее применения в войсках. Кроме того, такая пушка со сменным стволом могла бы быть установлена в таких танках, как "Леопард-2" и М-1А1 "Абрамс".



Рис. 2. Эскиз проекта фирмы "Краус-Маффей", выбранного для будущей БМП "Мардер-2". В башне для 2 чел. должна быть уста­новлена 35/50-мм пушка фирмы "Рейнметалл"

Однако слишком поспешным  был бы теперь вывод о том, что в связи с этой простой "заменой ствола" у танка "Леопард-2" можно совсем отказаться от разработки нового танка на период после 2000 года. Ведь наряду с огневой мощью и подвижностью танк характеризуется еще и таким параметром, как "защита".

Все более важно: хорошая защита

Танк как боевое средство, ведущее боевые действия в перед­нем эшелоне, должен обеспечивать своему экипажу высокую степень безопасности относительно воздействия неприятельского оружия. Выживаемость машины может обеспечиваться толщиной и конструкцией брони, эффективностью пушки с тем, чтобы поразить противника намного раньше, чем он произведет выстрел, а также и в таком факторе, как подвижность, так как высокая подвижность на мест­ности затрудняет неприятелю поражение. Только оптимальное соче­тание всех этих факторов обеспечивает хорошую защиту. Однако на что при этом обращено особое внимание, - это в сухопутных войсках различных стран различно и отчасти определяется  необъяс­нимыми однозначно, даже историческими, причинами. В то время как германская армия придает большое значение подвижности, британцы, например, больше полагаются на мощную броню, вследствие чего британские танки являются более тяжелыми и в связи с этим и менее подвижными.
Если раньше угроза для танка приходила почти только спереди (главным образом со стороны пушек неприятельских танков), то в настоящее время и еще более в будущем она идет по всем направле­ниям и под любым углом. Поэтому раньше было достаточно очень хорошо защитить броней танк только в лобовой части - брони­рованием же по бортам, на крыше и кормовой части можно было почти пренебречь. Но вследствие повышения подвижности машин, улучшения управляемости и т.п. наземный бой будет вестись в более и более тесном боевом соприкосновении - противник уже больше не находится исключительно только впереди, он может быть справа и слева, а также, в зависимости от обстоятельств, например на застроенной местности, неожиданно оказаться и в тылу. Он применяет танковые пушки все большего калибра, противотанковые управляемые ракеты, также все большего калибра, современную артиллерию, которая получает все более эффективные и более точные боеприпасы; появились кассетные боеприпасы с поражающими элементами, действующими сверху практически по незащищенным частям машины.  Можно предвидеть принятие на воору­жение самонаводящихся боеприпасов, инициируемых с помощью датчиков, а позднее также снарядов, управляемых на конечном участке траектории. Если танк хотя бы один раз будет захвачен головкой самонаведения - пассивной инфракрасной и с РЛС на мил­лиметровых волнах, - то он может быть поражен и уничтожен с высокой вероятностью. Поражение танка точно также может производиться сверху кассетными снарядами с подснарядами (пробивается броня толщиной около калибра) или кумулятивными зарядами тандемного расположения (пробивается гомогенная броневая сталь толщиной примерно от шести до восьми калибров). Все это практически вынуждает разрабатывать для следующего столетия совершенно новый танк с очень высокой защитой. А так как защита все еще означает и увеличение массы, то объем, подлежащий защите, должен быть как можно меньшим, так как иначе появились бы машины, которые вследствие своей большой массы уже не могли бы исполь­зоваться в густонаселенном регионе, характеризующемся наличием искусственных транспортных сооружений, таком как, например, Центральная Европа.
Однако до принятия на вооружение этой боевой бронированной машины "Панцеркампфваген-2000" (panzerkampfwragen 2000), более подробно описанной несколько ниже, в области защиты не должно быть промедления. Уже в настоящее время для механизированных войск необходимо усиление защиты, что технически выполнимо.
Не показал ли нам Израиль, а затем, к удивлению всех, и Советский Союз, как можно быстро, за счет приспособления реактивной брони (стальные плиты с ВВ между ними), значительно улучшить защиту машин от кумулятивных боеприпасов? И не известно ли из США, что должны быть усовершенствованы машины М-2/3 "Брэдли" и что в скором времени танки М-1А2) будут поставляться с броней нового типа, в которую включается обедненный уран в качестве очень тяжелого вещества?
Несколько лет назад была улучшена баллистическая защита танка "Леопард-1" с помощью навинчиваемых обрезиненных стальных листов. То же самое можно сказать и о ракетном истребителе танков "Ягуар". Но в остальном заметных мер принимается немного - за исключением, может быть, следующего: начиная с шестой партии, танки "Леопард-2" получат новую защиту.
Эта значительная "неактивность" в отношении усиления броне­вой защиты в Германии может иметь разные причины. Возможно, верно то, что защита танка "Леопард-2" во время принятия его на вооружение в 1979 г. была образцовой. Правда, теперь уже прошло почти десять лет, так что улучшение защиты представляется необ­ходимым шагом.
Эти работы, однако, осуществляются с трудом вследствие того, что ФРГ, по крайней мере до сих пор, строго придержи­вается границ по массе в соответствии с военной классификацией грузоподъемности (MLC 60), что Для машины с габаритами танка "Леопард-2" означает около 56 т. Другие страны здесь в меньшей степени придерживаются ограничений: британский танк "Челленджер" имеет массу около 65 т, а американский М-1А1 "Абрамс", между тем, также достиг уже примерно 62 т. Но обе машины точно так же применяются в Центральной Европе - может быть, об этом тоже следовало бы подумать?
Кроме того, до сих пор мероприятия по повышению боеспособ­ности машин ведутся очень медленно: они планируются и выпол­няются в соответствии с процессом разработки образцов и поста­вок военной техники (EBMat), распределенные на большие, по вре­мени далеко отступающие друг от друга, этапы, вместо того чтобы, как это успешно практикуется в армиях других стран, осуществлять их по значительно меньшим, но зато быстро следующим один за одним этапам. Подобно этому следует действовать и в Германии, по крайней мере, в отношении защиты. Технологии для современной защиты, отвечающей высоким требованиям, в Германии имеются, хотя они должны быть отчасти еще испытаны, а затраты могут, по-види­мому, быть удержаны в рамках - в сравнении с другими планами по модернизации. Быстрые действия и осуществление планов необходимы, ведь, во-первых, танковые экипажи должны быть лучше защищены, во-вторых, брешь в загрузке в промышленности можно было бы не­сколько уменьшить за счет быстрого проведения работ по модер­низации машин. Начались различные работы, например по БМП "Мардер" и танку "Леопард-1".
Иногда нас торопят даже из-за рубежа. Известно, что две другие страны, имеющие на вооружении танк "Леопард-2" (Швейцария и Нидерланды), весьма положительно относятся к повышению за­щиты; а конкуренты танка "Леопард-2" из США отбили охоту у потенциальных покупателей, таких как Канада и Швеция, к этой западногерманской машине утверждением, что защита танка "Леопард-2" больше не соответствует угрозе, в то время как защита танка М-1А1 постоянно повышается, например за счет урановой брони. Точные данные об эффективности брони, вероятно, и в будущем останутся тщательно охраняемой военной тайной и, таким образом, нельзя сообщить открыто, какой танк защищен теперь лучше. Но то, что угроза требует для всех боевых машин избытка защиты, бесспорно.
Попутно можно заметить, что улучшение защиты танка М-1А1 произошло отчасти даже с помощью ФРГ и что фирма "Дженерал дайнэмикс" как изготовитель танка М-1А1 предлагает Швейцарии новую броню для модернизации танка "Леопард-2".


Достаточно современной подвижности

Третьим фактором, определяющим боеспособность танка, является подвижность. У танка "Леопард-2", в связи с высокой удельной массой и конструктивными данными движителя, были уста­новлены международные критерии, которые нельзя так быстро превзойти. И это означает, таким образом, даже учитывая будущие бронированные машины, что для них подвижность танка "Леопард-2" является достаточной. .Для запланированной боевой бронированной машины "Панцеркампфваген-2000" это могло бы означать, что при соблюдении военной классификации грузоподъемности (MLC 60) она вновь получит дизельный двигатель, тем более  что в ФРГ фирма с разработкой двигателей конструктивного ряда 880, кото­рый в первый раз нашел применение в самоходной гаубице PzH-2000, разрабатывает очень современный и прежде всего чрезвычайно компактный дизельный двигатель. Тем самым можно достигнуть также определенной стандартизации в моторизации бронированных машин, так как и на новую БМП должен быть установлен двига­тель этого конструктивного ряда.  Не исключается также, что возможна установка газотурбинного двигателя  LV-юо, разрабаты­ваемого фирмами "Дженерал электрик" и МТУ   для армии США, если он в процессе испытаний достигнет ожидаемых показателей и действительно обнаружит преимущества по сравнению с совре­менным дизельным двигателем.
Если даже господствует мнение, что в сравнении с разработ­ками других технологий результаты дальнейших интенсивных работ по исследованию и разработкам новых трансмиссий будут незна­чительными, все же не следует совершенно пренебрегать исследо­ваниями в этой области, хотя военные и довольны подвижностью танка "Леопард-2". Новым полем деятельности была бы, например, разработка электрических трансмиссий для бронированных машин. В этом случае обычная трансмиссия практически заменяется электри­ческим генератором. Приводимые им в действие электродвигатели могут тогда устанавливаться непосредственно на ведущих колесах. Поэтому электрический привод мог бы быть особенно выгодным для колесных машин. У гусеничных машин будет возможным приво­дить в движение гусеницы ведущими колесами, установленными спереди и сзади, благодаря чему гусеница, вероятно, может стать легче. Другим преимуществом электрического привода является большая свобода при компоновке узлов привода в машине. Кроме того,  дизельный двигатель всегда сможет работать с номинальной частотой вращения, обеспечивающей большую мощность, и машина может быть более приемистой, что, в свою очередь, вносит вклад в защиту.
Найдет ли применение электрический привод уже в боевой бронированной машине "Панцеркампфваген-2000", более чем сомни­тельно, если только, в крайнем случае, в виде комбинированного решения. Однако большие возможности электрический привод имел бы у машины с электромагнитной или электротермической пушкой. В этом случае потребуются мощности свыше 2000 кВт.
Но в этом классе машин газотурбинные двигатели в качестве ге­нератора первичной энергии могли бы, благодаря их меньшему объему и большей частоте вращения, иметь явные преимущества в сравнении с дизельными двигателями. Примером более широкого и более близкого по времени применения могут стать инженерные машины, у ко­торых электрическая энергия может использоваться для приведения в действие инженерного оборудования.
Если принять во внимание все вопросы, которые еще должны быть решены, большое значение имеют проводимые в настоящее время в ФРГ исследовательские и испытательные работы по новой машине.


В чем нуждается армия?

Будущая структура сухопутных войск 2000-х г. приспособлена преимущественно к предполагаемой численности личного состава, однако военно-технические точки зрения также играют роль. Более четко, чем в теперешней структуре, будет производиться классификация типов бригад, которой, конечно, охотно избежали бы, если бы смогли запланировать больше денег для современного оснащения. Так, целью инспектора (командующего) СВ является улучшение оснащения танками всех типов бригад и максимально возможное приведение к одинаково высокому уровню. Однако удастся ли это – более чем сомнительно. Так, в структуре СВ 2000г. вначале танковые бригады будут комплектоваться танками с самым высоким уровнем бронирования, а мотопехотные бригады -с самым низким. Предусмотрено следующее:
16 танковых бригад (обозначаемых также как бригады А) будут состоять из двух танковых батальонов с танком "Леопард-2" и двух мотопехотных батальонов с БМП "Мардер".
12 мотопехотных бригад (бригады В) отличаются от танковых бригад, собственно говоря, только тем, что они в двух своих танковых батальонах имеют "лишь"  танк "Леопард-1"-уже больше в роли противотанковой боевой машины. Два мотопехотных батальона также оснащены БМП "Мардер".
Пять пехотных (гренадерских) бригад (бригады С) имеют только, наряду с другими подразделениями, четыре пехотных батальона, оснащенных пока БТР М-113.
В пехотных бригадах должна быть осуществлена замена макси­мально возможного числа БТР М-113 бронетранспортером "Фукс", имеющим лучшее бронирование (в качестве машины, уже принятой на вооружение в войсках), или же машиной "Пума", разработанной фирмами "Краус-Маффей" и "Диль" по собственной инициативе, которая имеет многие узлы и детали, одинаковые с узлами танков "Леопард-1" и "Леопард-2".
Новая БМП "Мардер-2", согласно сегодняшнему планированию, должна заменить БМП "Мардер-1" в танковых бригадах приблизительно с 1997 г., так что освободившиеся машины могут быть переданы пехотным бригадам.
Новая боевая бронированная машина ("Леопард-3") должна приблизительно к началу нового тысячелетия поступить на воору­жение сперва в танковые бригады, а танками "Леопард-2" будут заменены танки "Леопард-1", которые к тому времени выйдут из употребления в роли боевых машин.
Боевая машина для борьбы с танками и вертолетами "Пан­тера" (PANTHER) предназначена для истребительно-противотанковых рот танковых и мотопехотных бригад.


Рис. 3. Проект боевой машины для борьбы с танками и вертолетами "Пантера" фирмы "Вегман" на шасси танка "Леопард-1". Серийная модель будет, вероятно, выглядеть несколько иначе



Рис. 4. Боевая машина "Пантера" в походном положении

Это, конечно, могло бы   усилить мощь, если танки "Леопард-1" уже в настоящее время были бы заменены танками "Леопард-2", так как только этот танк еще удовлетворяет всем требованиям высокоподвижного боя. Однако танк "Леопард-1" как машина, принятая на вооружение в войсках в середине 60-х годов, безусловно больше не соответствует обстановке. То же самое через 10-15 лет может быть сказано и о танке "Леопард-2". Таким образом, появляется необходимость в повышении боеспособ­ности танка "Леопард-2" и принятии на вооружение нового танка, тем более если не забывать о цели - бригады "В" и, может быть, даже бригады "С" будут приравнены к бригадам "А".
Заставляет задуматься соотношение количества бронированных боевых машин бундесвера с количеством и возросшим качеством таких машин в Варшавском Договоре. Если не прибавить одну или другую партию танков "Леопард-2", то сухопутные войска будут иметь в распоряжении всего 2050 танков "Леопард-2". Количество танков "Леопард-1" сократится от 2400 до примерно 1800, если даже не до 1300, а 650 старых, но оснащенных 105-мм пушкой танков М-48 территориальных (сухопутных) войск будут совершенно изъяты. Не будет ли танковая мощь бундесвера делом прошлого? Однако не следует умалчивать о том, что не позднее чем с 1993г. должно быть приобретено несколько сот боевых машин "Пантера", у которых наличие поднимающейся платформы позволяет ожидать очень высокой боеспособности. Исследования подтверждают это.
Кроме того, улучшится противотанковая оборона с воздуха за счет повышения боеспособности противотанкового вертолета РАН-1 с ПТУР "Хот" и поступления с конца 90-х г. 212 вертолетов РАН-2.

WOLFGANG PLUME.
ZUR PANZERENTWICKLUNG IN DEUTSCHLAND
WEHRTECHNIK, 1988, Nr.8, s. 20-22, 24-27,29-30.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email