Рубрики

четверг, 25 апреля 2019 г.

СИСТЕМНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОДСИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РАКЕТНЫМИ ВОЙСКАМИ И АРТИЛЛЕРИЕЙ ЕДИНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ТАКТИЧЕСКОГО ЗВЕНА



А.В. Полянсков, М.С. Спирин
Пензенский артиллерийский инженерный институт (филиал) Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулева.
Наука и военная безопасность. 2015. № 3 (3)

Определены основные системные направления развития подсистемы управления ракетными войс­ками и артиллерией ЕСУ ТЗ, рассмотрена автоматизированная система управления армейского корпу­са США ASAS, выработаны тенденции в совершенствовании оперативной и тактической разведки.

Изучение характера современных боевых действий свидетельствует о возрастании роли информативных и когнитивных факторов при их организации. Перспективное примене­ние функциональных контуров подсистемы управления РВ и А в настоящее время и на среднесрочный период необходимо, прежде всего, связывать с обеспечением всесторон­него (в том числе информационного) превос­ходства над любым противником.


В условиях, обеспечивающих достижение информационного превосходства над вероятным противником в процессе принятия воен­но-политических решений, как показывает опыт, особую роль играет непрерывный конт­роль над использованием электромагнитного спектра частот (ЭМСЧ), подготовкой и веде­нием информационных операций.
Определяющее влияние на складываю­щуюся оперативную (в том числе и на элек­тромагнитную) обстановку, уровень потерь в личном составе и боевой технике и в целом на достижение успеха боевого применения фун­кциональных контуров подсистемы управ­ления РВ и А влияет именно организация информационных операций. Дальнейшее расширение задействования ЭМСЧ приводит к соперничеству стран за его эффективное ис­пользование и усложняет борьбу за обеспече­ние свободного доступа к ЭМСЧ.
Основными задачами органов военно­го управления при организации действий в ЭМСЧ являются задачи по его управлению. Важными факторами создания новой кон­цепции должны стать такие, как активное применение сетевого принципа управления войсками, качественная реализация которого в боевой обстановке в значительной мере за­висит от свободного доступа к нему [1, с. 17].
В связи с этим важно определить основ­ные системные направления развития разве­дывательно-информационного обеспечения РВ и А, к которым относится:
  • повышение защищённости подвижных пунктов управления типовыми воинскими формированиями (ППУ ТВФ) в случае на­ступления тактического контакта с против­ником как по естественному (обусловленному отражательными характеристиками объекта в ЭМСЧ), так и по функциональному излуче­нию (излучение РЛС, ИК-приборов, установ­ленных на объекте);
  • обеспечение взаимодействия с косми­ческой, воздушной и войсковой разведкой и формирование единого разведывательно-ин­формационного поля (РИП);
  • совершенствование алгоритмов сбора, комплексной обработки и доведения разве­
  • дывательной информации с целью обеспе­чения пунктов управления РВ и А полной, своевременной и достоверной информацией о противнике;
  • - совершенствование алгоритмов разведы­вательно-огневых контуров РВ и А и разработка алгоритмов функционирования межвидовых (родовых) разведывательно-огневых контуров.
Повышение защищённости ППУ ТТФ может быть достигнуто путём применения перспективных материалов и устройств, пред­назначенных для снижения отражательных характеристик объекта разведки, а также путём применения новых концептуальных подходов к разработке материалов, предназна­ченных для защиты приборов от технических средств разведки приборов (TCP) противника.
При рассмотрении функциональных кон­туров подсистемы управления РВ и А (рис.1), состав которых представлен ниже, определены основные пути повышения её эффективности.
Состав подсистемы управления ракетны­ми войсками и артиллерией ЕСУ ТЗ:
В состав функционального контура управления входят:
  • Комплексы средств автоматизации пунктов управления и командных пунктов бригады.
  • Комплексы автоматизированного управления огнем самоходных артиллерий­ских дивизионов и дивизионов реактивных систем залпового огня.
  • Носимые комплексы автоматизирован­ного управления огнем минометных батарей.
  • В состав функционального контура раз­ведки входят:
  • Подвижные разведывательные пункты.
  • Радиолокационные комплексы развед­ки огневых позиций.
  • Радиолокационные станции разведки и наблюдения за движущимися целями.
  • Радиолокационные станции разведки средств малой дальности действия.
  • Комплексы БПЛА.
  • Автоматизированный звукометричес­кий комплекс.
В состав функционального контура средств поражения входят:
  • Самоходные орудия.
  • Реактивные системы залпового огня.
  • СПТРК, ПТРК и противотанковые орудия.
  • Минометы.



Рис. 1. Состав подсистемы управления РВ и А

Обеспечение взаимодействия с межвидо­выми средствами разведки и создание еди­ного РИП позволит существенно повысить эффективность подсистемы управления РВ и А, поскольку возможностей одних штатных средств артиллерийской разведки для этого недостаточно.
Проблемным вопросом при использова­нии ресурсов межвидовой разведки является большое время доведения информации до пунктов управления РВ и А.
В связи с этим для информационной под­держки РВ и А в требуемом объеме от других видов разведки необходимо не только обеспе­чить выполнение требований РВ и А к характе­ристикам перспективных комплексов разведки (в частности, по средствам воздушной развед­ки это комплексы «Проходчик», «Строй-ПД», «Горьковчанин», «Арагви» и другие), но и реа­лизовать возможности оперативного доведения информации от этих средств до пунктов управ­ления РВ и А, а также до средств поражения при организации временных разведывательно­огневых контуров реального времени.
С появлением новых высокоинфор­мативных TCP в подсистеме разведки и созданием единого РИП следует ожидать существенный рост потоков информации, обработку которой в реальном масшта­бе времени невозможно будет обеспечить только увеличением числа рабочих мест в пунктах управления. Потребуется разра­ботка и внедрение автоматизированных алгоритмов сбора, комплексной обработки и доведения разведывательной информа­ции, автоматизированных процедур подде­ржки и принятия решений.
Существенное значение здесь имеет определение необхо­димого вида и содержания информации, циркулирующей в системе, оптимизация информационных каналов и объемов ин­формационных потоков при различных ва­риантах взаимодействия.
Примером для рассмотрения системы сбора и обработки разведывательной инфор­мации США явилась автоматизированная система (армейского корпуса, дивизии) ASAS (рис. 2).



Рис. 2. Система оперативной и тактической разведки ASAS (США)


Наиболее глубокая интеграция раз­личных видов разведки достигнута в ди­визионном звене. Средства радио- (пункты перехвата и пеленгования комплекса ра­диоразведки «Трейлблейзер», вертолетный комплекс «Квик-Фикс») и радиотехничес­кой (комплекс наземной радиотехнической разведки «Тимпекс», вертолетный комплекс «Мальтюз») разведки передают информацию на посты сопряжения со средствами разведки системы ASAS, откуда после первичной об­работки она поступает в технический центр разведки и РЭБ дивизии, где размещается один из центров указанной системы.
Здесь разведданные обрабатываются, анализи­руются и передаются в аналогичный центр, размещенный на дивизионном центре управ­ления боевыми действиями (ЦУБД). Сюда же поступают дешифрованные данные от РЛС разведки движущихся целей, радиолокаци­онного комплекса контрбатарейной борьбы «Файрфайндер», звуковой разведки, опти­ко-электронных средств передовых артилле­рийских наблюдателей, а также от системы воздушной разведки «Джистарс», средств воз­душного наблюдения и др. В ЦУБД данные обрабатываются и сводятся в единую общую картину объектовой обстановки с распозна­ванием подразделений, частей и соединений. Конечная информация выдается в виде элек­тронной карты текущей объектовой обстанов­ки, что облегчает ее оперативно-тактическую оценку, вскрытие замысла действий против­ника, выработку рекомендаций по огневому поражению.
Однако главное состоит в том, что сопос­тавление разведывательной информации, по­лученной от различных источников, позволя­ет значительно повысить ее достоверность, а следовательно, и эффективность применения средств поражения. Кроме того, автомати­ческое дублирование баз разведывательных данных, имеющихся на каждом из пунктов управления разведкой в дивизии, армейс­ком корпусе и воздушной армии (сопряжение этих пунктов между собой), позволяет задейс­твовать все имеющиеся разведывательные средства для восполнения недостающих све­дений в интересах любой инстанции управ­ления огневым поражением.
Возможность включения в систему раз­ведывательного средства по запросам ко­ мандных инстанций (в том числе и ЦУБД) представляет собой значительный шаг в со­вершенствовании управления оперативной и тактической разведкой, так как позволяет управлять всеми разведывательными средс­твами объединения (соединения) из единого центра, что значительно повышает его воз­можности при решении задач электронно-ог­невой операции.
Образуя масштабные горизонтальные структуры, автоматизированные системы управления разведкой не исключают уже сложившейся вертикальной интеграции. Бу­дучи структурированными в такие формиро­вания, как РУК, РОК, части и подразделения полевой артиллерии, средства разведки, как и раньше, будут обеспечивать их боевую де­ятельность. Вместе с тем их интегрирование в разведывательную систему объединения (соединения) повышает достоверность раз­ведывательных сведений, поступающих в инстанции управления, где осуществляется непосредственное планирование огневого поражения, обеспечивающее четкую коорди­нацию действий различных средств пораже­ния.
Создание систем управления, основанных как на горизонтальной, так и на вертикаль­ной интеграции средств разведки объедине­ния (соединения), позволяет более эффек­тивно использовать их боевые возможности, повысить достоверность разведывательных сведений. Кроме того, включение их в общую систему боевого управления и сопряжение с подсистемами средств поражения обеспечи­вает оперативной и тактической разведке требуемую активность и целеустремленность при добывании данных в интересах планиро­вания применения разнородных средств по­ражения и радиоэлектронного подавления.
Анализ возможностей системы ASAS поз­воляет вскрыть ещё одну важную тенденцию в совершенствовании оперативной и такти­ческой разведки - обеспечение различных командных инстанций разведывательными сведениями об объектах, расположенных на удалениях, значительно превышающих до­сягаемость имеющихся в их распоряжении огневых средств.
При реализации концепции глубокого поражения противника это позволит вести эффективную разведку в зоне потенциальной угрозы объединения (соединения), обеспе­чить возможность своевременного вскрытия намерения противоположной стороны, за­благовременно спланировать упреждающие огневые удары, захватить инициативу и до­биться разгрома противника по частям. Кро­ме того, увеличение дальности разведки поз­воляет отслеживать объекты (цели) задолго до их появления в зоне досягаемости средств поражения. Возможность ретроспективного просмотра объектовой обстановки обеспечи­вает более полную оценку достоверности раз­ведывательных данных.
Поиск, обнаружение, распознавание, оп­ределение координат и других характерис­тик объектов, а также передача этих данных в соответствующие командные инстанции со­провождаются определенными временными затратами, которые характеризуют «инерционность» разведки. Создание систем управле­ния разведкой позволит практически решить эту проблему. По расчетам военных специа­листов США, средства разведки, которыми должны быть оснащены дивизии и армейс­кие корпуса, в наиболее напряженные перио­ды боевых действий будут способны создавать потоки разведывательных сведений с интенсивностью около 80-110 сообщений в минуту. Поэтому они справедливо считают, что обес­печение своевременной обработки разведы­вательной информации возможно только в автоматическом или полуавтоматическом режиме. Именно так можно будет обеспечить «безынерционность» разведки, свести все раз­ведывательные сведения в единую картину объектовой обстановки в реальном масштабе времени. Вполне очевидно, что сокращение времени на планирование операции (за счет автоматизации процессов управления вой­сками и оружием) утрачивает смысл, если сбор и обработка разведывательных сведений о противнике будут осуществляться по-пре­жнему в течение нескольких часов.
Разрешение этого противоречия состоит во внедрении в технологии поиска, обнару­жения, распознавания целей и определения их координат, сбора и обработки разведы­вательной информации кибернетических методов и элементов «искусственного интел­лекта». Перечень основных способов автома­тизации процессов обнаружения, распознава­ния, определения местоположения объектов, разработанных в интересах создания системы ASAS, предполагает использование:
  • стандартных наборов объективных при­знаков различных целей;
  • электронных «шаблонов» для распозна­вания типа и определения организационной принадлежности обнаруженных электрон­ных средств;
  • авто- и перекрестной корреляции для выявления отдельных и групповых целей, а также оценки их достоверности;
  • машинного синтеза общей картины объектовой обстановки на основе совокупности отдельных и групповых целей.
Несомненно, что широкое внедрение методов автоматизации процессов управле­ния разведкой определялось потребностями практики, но немалую роль в этом сыграла технологическая база современных техни­ческих средств. Именно радиоэлектронные комплексы, являющиеся в настоящее вре­мя основой технических средств разведки, оказались наиболее приспособленными для восприятия кибернетических методов авто­матизации процессов обработки сигналов-но­сителей разведывательной информации. Это ускорило техническую реализацию задач точ­ного определения координат неподвижных и движущихся целей, а также автоматизацию расчетов, связанных с прогнозированием их местоположения для наведения средств пора­жения и нанесения огневых ударов.
Переход от отдельных средств и разведы­вательных комплексов к автоматизирован­ным разведывательным системам и системам управления разведкой, представляющим собой высшую степень интеграции разведывательных средств в интересах оперативного и боевого обеспечения действий войск в элек­тронно-огневой операции, составляет суть важнейшей тенденции в совершенствовании оперативной и тактической разведки.
Основной проблемой является низкая производительность системы управления оружием, что в итоге приводит к недопустимо большому времени доведения информации до пунктов управления. Учитывая это, в на­стоящее время на первый план выдвигаются вопросы совершенствования системы сбора и обработки разведывательной информации, в том числе:
  • обеспечение взаимодействия с косми­ческой, воздушной и войсковой разведкой и формирование единого разведывательно-ин­формационного поля (РИП);
  • совершенствование алгоритмов сбора, комплексной обработки и доведения разведы­вательной информации с целью обеспечения пунктов управления РВиА полной, своевремен­ной и достоверной информацией о противнике;
  • совершенствование алгоритмов разве­дывательно-огневых контуров РВиА и разработка алгоритмов функционирования меж­видовых (родовых) разведывательно-огневых контуров;
  • повышение защищённости подвижных пунктов управления типовыми воинскими формированиями (ППУ ТВФ), в случае на­ступления тактического контакта с против­ником как по естественному (обусловленному отражательными характеристиками объекта в ЭМСЧ), так и по функциональному излуче­нию (излучение РЛС, ИК-приборов, установ­ленных на объекте).

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Горбачёв Ю.Е. Зависимость эффективности опе­раций от интеграции РЭБ и электромагнитной деятель­ности войск // Радиоэлектронная борьба в ВС РФ: тема­тический сборник. - 2015. - С. 15-20.

Полянсков Александр Владимирович - адъюнкт кафедры Пензенского АИИ.
Спирин Максим Сергеевич - кандидат технических наук, преподава­тель кафедры Пензенского АИИ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email